• Хоккей
  • Биатлон
  • Футбол
  • Теннис
  • Гандбол
  • Баскетбол
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС

Настольный теннис


После поражения в матче за бронзу от японца Дзюна Мизутани в турнире по настольному теннису на Олимпийских играх — 2016 белорус Владимир Самсонов признался, что травма, полученная в четвертьфинале, доставляла ему дискомфорт, однако он пошел ва-банк.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

— Конечно, хотелось выиграть, поэтому состояние не очень. Мне потребовались два сета, чтобы понять: надо что-то менять в игре. Понятно, травма не особо помогала, но я действовал слишком пассивно и не мог рассчитывать на победу. Потом игра поменялась, и в четвертом сете было несколько сетболов, чтобы сравнять счет. Но…

— Для вас это был матч жизни?

— Один из самых важных так точно. Но чтобы прям матч жизни… Так же можно окрестить утренний полуфинал. Мне требовалось выиграть хотя бы одну встречу из двух, чтобы завоевать медаль.

— А вы как-то распределяли силы по этим поединкам?

— Я не знал, чего ожидать. Два дня назад получил травму и совершенно не представлял, как буду чувствовать себя. За всю карьеру не помню, чтобы упал во время розыгрыша. Причем упал настолько неудачно, что там какой-то сильный ушиб ребер. А может, и нечто большее. Поэтому выходил и просто думал: буду бороться за каждый мяч.

— Когда вы стали бить «спины» справа — это уже был риск? Пошли ва-банк в ущерб здоровью?

— Да, болело, но надо было что-то делать. Не так часто играешь за олимпийскую медаль. Хотел отдать матчу все.

— Когда приходилось терпеть боль, возникала мысль «Я больше не могу»?

— Наоборот, после двух сетов заставил себя действовать агрессивно. Сдаваться не думал.

— А насколько японец раскрыл свой потенциал в этом матче?

— Он хорошо играл — в свою силу. В последнее время стабильно действует на высоком уровне. Тактически очень грамотен. В принципе, я довольно неплохо знаю его манеру. Только из-за травмы сложно было реагировать на быстрые и «глубокие» удары в угол стола. Думаю, и он прекрасно знал о моих проблемах со здоровьем.

— Завершение четвертого сета сыграло свою психологическую роль в этом матче?

— Разумеется, не повезло. Последний розыгрыш получился очень досадным. Я отогнал соперника от стола, и обычно в таких случаях очко берет нападающий. Однако мяч попал на край, лишь чиркнул по столу, достать такой мяч практически невозможно.

— Вы за такое обычно извиняетесь…

— Ну, он тоже извинился. Хотя, понятно, очень хотел выиграть этот розыгрыш, поэтому поднял руку, но было видно, что крайне обрадовался.

— Сколько дней вы не брились?

— Пять. Перед первой встречей побрился, а потом фарт уже нельзя сбивать.

— Вы начинали играть, когда еще не существовало ни интернета, ни мобильных телефонов. Как изменился настольный теннис за это время и какой мяч вам нравился больше?

— Ха, такой вопрос… До 2000 года мы играли мячами в 38 миллиметров. По качеству они были намного лучше, чем мячи в 40 миллиметров, которыми играли до 2014-го, и чем пластиковые. А если мячи хуже, то это сказывается и на качестве тенниса. Потому что порой не знаешь, какой отскок произойдет. Из-за этого много ошибок. Поэтому мне нравилось играть 38-миллиметровыми.

— Четвертое место на Олимпиаде — достойный результат. Или у вас сейчас все равно больше разочарования?

— Конечно, хочется заканчивать турнир победой. Да, было приятно попасть в четверку. Однако надо время, чтобы остановиться, успокоиться и осмыслить, что произошло.

— До Игр в Токио-2020 дотянете?

— Будет видно. Еще четыре года — это большой срок.

0061640