102 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Виктор Лукашенко стал генерал-майором запаса
  2. «Тут мы ощущаем жизнь». Как семья горожан обрела счастье в глухой деревне и открыла там бизнес
  3. Латушко ответил жене Макея: Глубина лицемерия и неспособность видеть правду и ложь просто зашкаливает
  4. «Желающих помочь белорусам в их „хлопотном дельце“ много». Чем заняты «Народные посольства» за границей
  5. В Беларуси ввели очередные пенсионные изменения. Что это означает для трудящихся
  6. С 1 марта заработал обновленный КоАП. Новшества затронут почти всех белорусов
  7. Читаете канал «Советская Белоруссия»? Говорим с его автором (нет, это не то же самое, что газета)
  8. «Думал, что это простуда. Оказалось, нужна пересадка сердца». История Вячеслава, пережившего трансплантацию
  9. Тихановская рассчитывает на уход Лукашенко весной
  10. «Меня потом знатно полили шампанским!» Первая белоруска с COVID-19 — о том, как прожила «коронавирусный год»
  11. Беларусбанк вводит лимиты по некоторым операциям с банковскими карточками
  12. В Новогрудке кто-то расстрелял из пневматики собаку. Пес умер, волонтеры обратились в милицию
  13. Лукашенко — главе КГК: Необходимо ввести ответственность и для тех, кто берет в конвертах деньги
  14. Минчанка из списка Forbes отсидела 20 суток и рассказала о «консервативном патриархате» в Жодино
  15. Витеблянину с онкозаболеванием за насилие над милиционерами дали 3,5 года колонии
  16. Приход весны, борьба с частниками и акции солидарности. Что происходило в Беларуси 1 марта
  17. Тихановский о приговорах журналистам и активистам: Ложь и несправедливость порождают озлобленность
  18. МВД добилось своего: свидетели по административным делам могут настаивать на закрытых судах
  19. Суды над журналистами, морозы и снег. Февраль-2021 — в фотографиях TUT.BY
  20. «Подошел мужчина в одежде рыбака». Как судили пенсионерок, задержанных на выходе из электрички
  21. Чиновники обновили базу тунеядцев. С мая с иждивенцев будут брать по полным тарифам за отопление и газ
  22. С 2 марта снова дорожает автомобильное топливо
  23. «Проверяли даже на близнецах». В метро запустили оплату проезда по лицу. Как это работает
  24. «Личная инфляция»: лекарства и отдельные продукты в феврале подешевели, но в целом цены растут
  25. «Будет готов за три-четыре месяца». Частные дома с «завода» — сколько они стоят и как выглядят
  26. Убийца 79 белорусов, сжег пять деревень. Вспоминаем о Буром — в память о нем в Польше проводятся марши
  27. «Первый водитель приехал в 5.20 утра». Слухи о «письмах счастья» за техосмотр привели к безумным очередям
  28. «Жесточайшим образом останавливать». Чиновники взялись за аптеки, которые подняли цены из-за НДС
  29. Один из главных претендентов на «Оскар» и еще пять премьер марта. Что идет в кино в этом месяце?
  30. Экс-президента Франции Саркози признали виновным в коррупции и приговорили к тюремному заключению


После поражения в матче за бронзу от японца Дзюна Мизутани в турнире по настольному теннису на Олимпийских играх — 2016 белорус Владимир Самсонов признался, что травма, полученная в четвертьфинале, доставляла ему дискомфорт, однако он пошел ва-банк.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

— Конечно, хотелось выиграть, поэтому состояние не очень. Мне потребовались два сета, чтобы понять: надо что-то менять в игре. Понятно, травма не особо помогала, но я действовал слишком пассивно и не мог рассчитывать на победу. Потом игра поменялась, и в четвертом сете было несколько сетболов, чтобы сравнять счет. Но…

— Для вас это был матч жизни?

— Один из самых важных так точно. Но чтобы прям матч жизни… Так же можно окрестить утренний полуфинал. Мне требовалось выиграть хотя бы одну встречу из двух, чтобы завоевать медаль.

— А вы как-то распределяли силы по этим поединкам?

— Я не знал, чего ожидать. Два дня назад получил травму и совершенно не представлял, как буду чувствовать себя. За всю карьеру не помню, чтобы упал во время розыгрыша. Причем упал настолько неудачно, что там какой-то сильный ушиб ребер. А может, и нечто большее. Поэтому выходил и просто думал: буду бороться за каждый мяч.

— Когда вы стали бить «спины» справа — это уже был риск? Пошли ва-банк в ущерб здоровью?

— Да, болело, но надо было что-то делать. Не так часто играешь за олимпийскую медаль. Хотел отдать матчу все.

— Когда приходилось терпеть боль, возникала мысль «Я больше не могу»?

— Наоборот, после двух сетов заставил себя действовать агрессивно. Сдаваться не думал.

— А насколько японец раскрыл свой потенциал в этом матче?

— Он хорошо играл — в свою силу. В последнее время стабильно действует на высоком уровне. Тактически очень грамотен. В принципе, я довольно неплохо знаю его манеру. Только из-за травмы сложно было реагировать на быстрые и «глубокие» удары в угол стола. Думаю, и он прекрасно знал о моих проблемах со здоровьем.

— Завершение четвертого сета сыграло свою психологическую роль в этом матче?

— Разумеется, не повезло. Последний розыгрыш получился очень досадным. Я отогнал соперника от стола, и обычно в таких случаях очко берет нападающий. Однако мяч попал на край, лишь чиркнул по столу, достать такой мяч практически невозможно.

— Вы за такое обычно извиняетесь…

— Ну, он тоже извинился. Хотя, понятно, очень хотел выиграть этот розыгрыш, поэтому поднял руку, но было видно, что крайне обрадовался.

— Сколько дней вы не брились?

— Пять. Перед первой встречей побрился, а потом фарт уже нельзя сбивать.

— Вы начинали играть, когда еще не существовало ни интернета, ни мобильных телефонов. Как изменился настольный теннис за это время и какой мяч вам нравился больше?

— Ха, такой вопрос… До 2000 года мы играли мячами в 38 миллиметров. По качеству они были намного лучше, чем мячи в 40 миллиметров, которыми играли до 2014-го, и чем пластиковые. А если мячи хуже, то это сказывается и на качестве тенниса. Потому что порой не знаешь, какой отскок произойдет. Из-за этого много ошибок. Поэтому мне нравилось играть 38-миллиметровыми.

— Четвертое место на Олимпиаде — достойный результат. Или у вас сейчас все равно больше разочарования?

— Конечно, хочется заканчивать турнир победой. Да, было приятно попасть в четверку. Однако надо время, чтобы остановиться, успокоиться и осмыслить, что произошло.

— До Игр в Токио-2020 дотянете?

— Будет видно. Еще четыре года — это большой срок.

-5%
-40%
-15%
-11%
-20%
-20%
-50%
-10%
-10%