175 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «С большой вероятностью после Лукашенко не будет преемственности». Эксперты о знаковом декрете
  2. Эксперт поделился секретами, как легко и эффективно можно почистить газовую плиту
  3. Мозырский НПЗ уходит в июне на ремонт. А что будет делать «Нафтан»?
  4. Между израильтянами и палестинцами опять война? Разбираем очередное обострение на Ближнем Востоке
  5. Какие симптомы указывают на пограничное расстройство личности. Объясняет психотерапевт
  6. На МТЗ реконструкция, в основном — за кредитные займы
  7. Налоговая в суде выясняет с Тихановским, должен ли он заплатить налог с тех самых найденных за диваном 900 тысяч долларов
  8. В Израиле в результате ракетной атаки погибла уроженка Беларуси
  9. «Патэлефанавалi з пытаннем, цi ўпэўненая я ў бяспецы маiх дзяцей». Зоркi — пра паўгода ў эміграцыі
  10. Многие известные люди поддержали перемены и осудили насилие. Что с ними теперь?
  11. В Беларуси становится все больше алкомаркетов
  12. «По приказу премировали людей». В лидском стройтресте рассказали, зачем раздавали деньги на 9 Мая
  13. Завтра начинают судить студентов, которые уже полгода находятся в СИЗО. Большинству обвиняемых — от 19 до 24 лет
  14. Авиакомпании отменяют рейсы в Тель-Авив из-за боевых действий. «Белавиа» планирует завтра лететь
  15. Марии Колесниковой предъявили окончательное обвинение
  16. Дерматолог — о влиянии гель-лака на кожу и ногти, тревожных симптомах и противопоказаниях
  17. Ozon зарегистрировал в Беларуси юрлицо. Что обещает белорусам российский маркетплейс
  18. Лукашенко принял верительные грамоты послов шести стран
  19. Семье Ромы, который спас брата из горящего дома, выделили арендное жилье
  20. Трехкратный восходитель на Эверест — о рисках, очередях к вершине и коронавирусе на такой высоте
  21. Как под Барановичами спасают дворец Радзивиллов — копию итальянской виллы на озере Комо (нет, не той что Соловьева)
  22. «Мы останемся без работы и зарплаты». БМЗ просит европейских партнеров не вводить санкции
  23. Проездные в Минске теперь можно записывать на карту самому. Посмотрели, как это работает
  24. В Беларуси — сильная геомагнитная буря
  25. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  26. «Многое будет зависеть от элиты белорусского общества». Лукашенко встретился с членами Конституционной комиссии
  27. «Таких цен никогда не было». Древесина ставит рекорды по стоимости во всем мире. А что у нас?
  28. «Дочка успокаивает: папа вернется». Минчанину, которого задержали на репетиции барабанщиков, дали 6 лет колонии
  29. «Нынешняя война отличается от предыдущих». Поговорили с белорусками, которые живут в Израиле, о событиях последних дней
  30. На восстановление костела белорусы уже собрали 170 тысяч рублей (участвует и бизнес)


Белоруска Виктория Азаренко, обыгравшая в полуфинале Открытого чемпионата Австралии американку Слоун Стивенс со счетом 6:1, 6:4, прокомментировала взятый при счете 5:4 медицинский перерыв, за который она подвергается критике.

"Почти весь матч, со второго сета, у меня были проблемы со спиной. И становилось только хуже. Нужно было раньше позвать физиотерапевта – а не в тот момент, когда я уже не могла дышать. Так что в этом я совершила ошибку.

Конечно, перерыв пришелся на очень неудачный момент – тут я виновата. Но в том гейме, когда я подавала на матч, но проиграла подачу, мне стало хуже. У меня были проблемы с ребром, и врачу нужно было поставить его на место. Так что пришлось уйти с корта – мне не очень хотелось на корте снимать платье".

Также Азаренко прокомментировала тот факт, что в послематчевом интервью и в интервью каналу ESPN сказала, что в конце матча перенервничала и ни разу не упомянула проблемы со здоровьем.

"Я просто неправильно поняла ее вопрос – она сказала, что у меня были трудности и спросила, почему я ушла с корта. И я подумала, что она имеет в виду, почему я не могла подать на матч – эти трудности. Сейчас я все поняла, но в тот момент вопрос мне оказался непонятен.

А в интервью ESPN я точно говорила, что у меня были проблемы с дыханием.

Я не могла дышать, не могла нормально замахнуться. По-моему, всем было очевидно, что с моими ударами что-то не так. И я перенервничала не потому, что не могла нормально пробить. Я нервничала из-за боли. Может быть, я слишком бурно на нее среагировала, но я не могла дышать. Потом врачи мне объяснили, что ребра зажимали диафрагму, и я не могла дышать.

Я понимаю, что сейчас мне надо объяснить ситуацию. Я понимаю, что люди, может быть, неправильно поняли мои слова, а я, может быть, неправильно поняла вопрос. Так что я рада, что теперь у меня есть возможность все объяснить. Нельзя судить о ситуации по нескольким словам, сказанным в послематчевом интервью. Тут все нужно было объяснить".

Также теннисистка ответила на заявление журналиста, что она должна извиниться перед Стивенс, которой пришлось 10 минут ждать перед геймом на подаче.

"Извиниться? Даже не знаю, нужно ли извиняться. Конечно, момент был неудачный, и перерыв занял много времени, но я не могу это контролировать. На самом деле там было два перерыва. Один для колена, второй – для ребер. Но я решила совместить их. С коленом там ничего серьезного – просто я поскользнулась во втором сете, и оно начало немного болеть. Но ничего серьезного.

Понимаю, что я должна была взять перерыв раньше, но я думала, что смогу доиграть матч через боль. Но дело дошло до того, что я уже не могла терпеть..."