• Чемпионат Беларуси по футболу
  • Биатлон
  • Хоккей
  • Футбол
  • Теннис
  • Баскетбол
  • Гандбол
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


Лучшая белорусская теннисистка Виктория Азаренко в колонке для Sports Illustrated написала о сезоне-2015, где рассказала о том, как происходила смена тренера, приглашение спарринг-партнера Саши Бажина, поведала о постоянных болях в ноге и о многом другом. Перевод текста опубликован на странице группы поклонников спортсменки «ВКонтакте».

Фото: WomensTennisBlog.com
Фото: WomensTennisBlog.com

В конце каждого года я стараюсь оценить свой сезон, пока все еще свежо в памяти. К сожалению, этот момент настал раньше, чем я хотела в этом году: в Ухане, когда я вынуждена была сняться по ходу матча второго круга.

Осознание того, что эта травма положила конец моему сезону-2015, было пугающим. Вика, с тебя хватит! Я не могла играть на турнире в Гонконге, которого с нетерпением ждала. Единственное, что я могла сделать в тот момент, это попытаться принять происходящее и посмотреть, что будет дальше. Я была расстроена, разочарована, мне было грустно… Но, что есть, то есть. Лучшее в нашем спорте, что всегда есть новый сезон, новый турнир, новый шанс.

Я приехала в Ухань в позитивном настрое. Или мне так казалось. Я продолжала игнорировать боль в ноге, которая преследовала меня весь год. Играла с болью большую часть сезона и пыталась сосредоточиться на своих выступлениях на турнирах «Большого шлема». Изо всех сил я пыталась игнорировать присутствующую боль и избавиться от нее в своих мыслях.

Те, кто рядом со мной, знают, что я не люблю говорить о травмах. Я стараюсь их не замечать до тех пор, пока это не становится абсолютно необходимым. Я изо всех сил стараюсь игнорировать боль и дискомфорт, как можно лучше играть и тренироваться через боль, и делать вид, что ничего нет. Одна вещь, которую я узнала, — это не всегда мудрый подход. Я шла к этому понимаю сложным путем. В некоторых ситуациях нет такого понятия, как волшебное исцеление, и вы просто должны прислушаться к травме и попробовать несколько вариантов. Отдых — один из таких вариантов. Почему же я тогда играла в Ухане, спросите вы? Сейчас я вам объясню.

Начало каждого сезона всегда очень захватывающее для меня, потому что я обожаю Австралию. Не только потому, что выиграла там два турнира «Большого шлема», но потому что у меня с Австралией была любовь с первого взгляда. Удивительная атмосфера, очень страстные болельщики и высокая оценка спортсменов. Мне там нравится даже когда очень-очень жарко.

Когда я приехала в Австралию в январе, всем казалось, что это начало моего возвращения. Но для меня это не ощущалось именно так. Каждый раз, когда я выходила на корт, я встречалась с новым неизвестным мне чувством. Нервничала ли я? Да, я человек, но я была взволнована, каково это играть следующий матч, и вернется ли это чувство.

Ну, я должна признаться: мое самолюбие сопровождается нервозностью. (И если кто-то скажет мне, что у великих спортсменов в своем виде спорта нет самолюбия, я никогда в это не поверю!) Наличие самолюбия — чувства гордости — это то, что делает спортсмена великим. Это самолюбие напоминает тебе, что ты лучшая и никто не может победить тебя. Абсолютно необходимо иметь здоровое самолюбие, чтобы достичь вершины.

Фото: Бен Соломон, ausopen.com
Фото: Бен Соломон, ausopen.com

Став номером один, я явно не оставляла места для ошибок. Тот факт, что мне приходится сражаться и суетиться в начале каждого матча, для меня сейчас странный. Я пыталась это преодолеть и сделать все необходимое, чтобы почувствовать себя прежней на корте, но почему-то у меня не получилось это сделать. Это был, определенно, новый опыт для меня.

После Австралии, мне пришлось столкнуться с новой реальностью: я не ожидала, что мне нужен новый тренер. Я не буду врать и говорить, что это было легко, но теперь это в прошлом, я рада этому. После Австралии мой мир, который я знала много лет, закончился. Мне нужно было найти нового тренера. И это было началом новых изменений и корректировок, которые я бы хотела видеть на протяжении всего моего сезона.

Вот как начались корректировки. Чтобы прояснить раз и навсегда, Саша Бажин и я начали работать вместе после того, как он перестал работать с Сереной.

Фото: tennis.by, Петр Петровский
Фото: tennis.by, Петр Петровский

Прежде чем афишировать наше сотрудничество, я связалась с Сереной, чтобы убедиться, что она не против того, что мы будем работать вместе. Быть честным — это единственный способ делать бизнес, на мой взгляд. Потом Вим Фиссетт присоединился в Дохе, и у нас получился хороший личностный контакт, то, что важно для меня, чтобы быть командой. Я немного знала о нем как о тренере, и он только знал меня как бывшего топ-игрока.

У нас с Вимом получился хороший старт, это был совсем другой опыт по сравнению с прошлым. Потом пришел Саша — еще одна корректировка. Я мало что знала о нем. Только что он спарринг-партнер Серены и очень классный парень, которого я видела в туре в течение многих лет. Он знал меня только как классную девушку (я надеюсь?) и главную соперницу. Мы все начали узнавать друг друга, и это было определенно весело!

Во время серии американских турниров на харде в Индиан-Уэллсе и Майами были некоторые противоречия. Я, определенно, была не в той ситуации, когда могла выполнять все, от меня зависящее. Все изменения мне пришлось пережить за такой короткий промежуток времени, я не осознавала, какая эмоциональная нагрузка взвалилась на меня. И это только на корте! Мой отец перенес операцию сразу после моей поездки в Австралию, что оказало большое эмоциональное воздействие и добавило еще один слой к моей неустроенности.

В такие моменты я изо всех сил пыталась напомнить себе, как мне повезло играть в теннис — мое самое любимое занятие в мире. Да, была раздражающая боль в ноге. Да, моя команда была абсолютно новая, и я еще не чувствовала себя на корте. Но у меня по-прежнему есть этот подарок, за который я так благодарна. И неделю за неделей я имею возможность пройти тест на еще одном турнире.

Я начала работать над своей подачей, пытаясь вернуть ее как главное оружие в своей игре. Все начало идти в правильном направлении. Я полетела в Японию играть на Кубке федерации, и мне так понравилось. Хотя я всегда гордилась тем, что представляю Беларусь, на этот раз все ощущалось еще более особенным. Мне понравилась каждая минута, развевающиеся цвета моего флага, зеленый и красный.

Следующая остановка — тренировка в Хорватии. Прекрасная страна, которую Саша хорошо знает. Я влюбилась в это волшебное место и завела несколько новых друзей, и надеюсь вернуться в ближайшее время.

Затем были Мадрид, Рим и «Ролан Гаррос»… Грунт и скольжение, грунт и скольжение, на протяжении всего дня. Во время моего матча с Сереной я имела матч-пойнты, я была близка, но в конце концов этого было недостаточно, чтобы победить ее. И этому есть причина — она номер один: каждый раз она находит способ выиграть. Но это был еще один шаг вперед, и мое терпение в отношении моего прогресса было еще раз тестировано. Я могла бы расстроиться из-за этого матча, но я выбрала его в качестве знака: знака того, что я должна делать намного больше, чтобы стать лучше, намного больше, чтобы учиться. Если я продолжу верить в себя и продолжу бороться за это, я знаю, что у меня получится, несмотря ни на что. Почему? Потому что я верю в себя, и нет предела тому, чего я могу достичь.

Трава должна быть зеленой, верно? Ну… на самом деле так и было! У меня был хороший Уимблдон, со стабильными и высококачественными матчами. Тем не менее, еще раз я попала на Серену.

Фото: Reuters via TUT.BY
Фото: Reuters via TUT.BY

В нашем четвертьфинальном матче мы показали удивительный уровень женского тенниса. Этот матч выиграла лучшая и показала мне, что быть близко недостаточно, нужно быть лучше. Серена еще раз сотворила историю — не только для тенниса, но для всех спортсменок. Она стала еще лучше! Зафиксировали. Поехали дальше!

Хард… Я люблю тебя! Перед «US Open Series» у меня было три недели подготовки. Много изменений произошло в моей жизни. У меня появился новый дом. Он еще не доработан, но он мне нравится. Каждый, кто когда-либо строил дом, знает, что самое сложное — завершение, но от этого получаешь еще большее удовольствие. Новый-старый член команды присоединился ко мне — физиотерапевт Жан-Пьер Брюер.

Мы закончили с изменениями? Нет!

Еще одно изменение: я перешла из «Lagardere» в IMG, важный и захватывающий шаг для меня. Я должна поблагодарить «Lagardere» и John за нашу совместную работу. Вы подписали со мной контракт, когда мне было всего 14 лет, и у нас было хорошее время вместе.

Мы приехали в Торонто, где Саша был полностью занят попытками найти Дрейка на каждом углу. В Торонто я играла хорошо, но я снова поняла, насколько упрямой могу быть, что в основном стоило мне турнира. Я играла хорошо в Цинциннати, и моя игра начала собираться воедино. Но приоритетом был «US Open».

«US Open» — один из моих самых любимых турниров. У меня были отличные матчи здесь, и снова я покинула Нью-Йорк, зная, что у меня произошел большой прогресс, но мне еще нужно совершенствоваться. Я уверена, что не так много любителей тенниса ожидали итальянский финал «US Open», но и Флавия, и Роберта заслуживают этого. В Нью-Йорке у нас с командой было большое обсуждение тех улучшений, которые произошли в течение года. Мой разум снова начал колебаться и привел меня к более общим целям. Планы, идеи и мысли… Они все кружили в моей голове. Я сказала им, что нужно остановиться, сосредоточиться на сегодняшнем дне, потому что есть много вещей, которые я могу сделать сегодня, чтобы быть лучше завтра.

Наконец я приехала в Ухань. Еще готовясь к соревнованиям, Саша и я играли друг против друга на тренировке. Я вела 4−2, и игра разгоралась. Мы ненавидим играть друг против друга, потому что мы оба очень конкурентоспособны, и ни один из нас не любит проигрывать. Я продолжала подкалывать его, и он разозлился. Он стал укорачивать каждый мяч, и, когда побежала за очередным, почувствовала острую боль в ноге. Это было знакомо — я знала эту боль.

У меня был матч на следующий день, и я действительно хотела играть, потому что я люблю быть на корте. Но не такой, не с этой постоянной ноющей болью. Я знала, глубоко в моем сознании, что не должна была выходить на корт. Знала, что мне нужно делать вместо этого. Но в который раз упрямая Вика объявилась и решила сыграть. Зачем? Все просто — из-за болельщиков. Я люблю моих милых китайских поклонников, которые приходят на каждую тренировку с #TeamVika плакатами. Они стоят и с нетерпением ждут, пока я закончу, посылая мне позитив, так мило кричат мое имя, которое фактически больше походит на Ouika, а не Вика. Но кого это волнует. Это просто прекрасно, так искренне и удивительно. Болельщики еще одна причина, почему я играю в теннис! Я играю для них, в какой бы стране ни находилась. Они остаются на весь вечер до ночи, чтобы посмотреть, как я играю, но я действительно хочу, чтобы они понимали, что я хочу сыграть как можно лучше и быть готовой к борьбе.

Фото: Wuhan Open 2015
Фото: Wuhan Open 2015

В Ухане я приняла трудное решение. Мне пришлось остановиться и сняться с турнира, и с остальной части моего сезона, так что я могу вылечить свое тело и быть готовой к следующему сезону. У меня много работы, чтобы подобраться к моему максимальному уровню игры, и это на самом деле волнительно. Нет предела тому, как далеко я могу пройти, но я должна быть готова. Я не могу дождаться, чтобы начать снова, но обо всем по порядку: мне нужно, чтобы я была полностью здорова, чтобы я могла играть в теннис!

Я хотела написать это письмо сама, чтобы никто не мог исказить и перефразировать. Это я, и это мои мысли! Сырые, без купюр и честные.

Я хочу сказать спасибо всем, кто поддерживает меня каждый день: моей семье и друзьям, моей команде и, конечно, всем поклонникам по всему миру. И ненавистникам — вы играете роль в моей мотивации. Спасибо.

P.S. Эти мои мысли могут превратиться в нечто более регулярное … Кто знает!

-12%
-5%
-16%
-25%
-20%
-20%
-10%
-20%
-20%
0070610