• Чемпионат Беларуси по футболу
  • Биатлон
  • Хоккей
  • Футбол
  • Теннис
  • Баскетбол
  • Гандбол
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


Игорь Петрулевич,

Эдуард Дубров заменил на посту капитана женской сборной Беларуси по теннису Татьяну Пучек, ушедшую в декрет. Именно при нем наша команда сначала победила Канаду, а совсем недавно обыграла Россию. Таким образом, в новом сезоне белорусская сборная сыграет в восьмерке сильнейших Кубка Федерации. Игорь Петрулевич встретился с опытным тренером, чтобы услышать его главные впечатления об Азаренко и непростой работе с девушками.

Эдуард Дубров. Фото: tennis.by
Эдуард Дубров. Фото: tennis.by

— Как вам поступило предложение стать капитаном? Насколько мне известно, был звонок от Владимира Волчкова.

— Сначала Волчков пригласил меня работать в женской команде в своей академии тенниса. Если честно, я какое-то время не соглашался. Понимал, что надо будет ездить по турнирам в разные страны. К сожалению, я не владею английским языком. Хотя это не мешало мне раньше, когда я катался по соревнованиям с юниорками. В основном они знали иностранный язык, так что через них я всегда мог найти контакты с любыми людьми.

И вот когда я находился в академии, мне предложили стать капитаном национальный команды. Я немного сопротивлялся по той же причине. Все-таки это уже другой уровень. Тут стыдно не уметь донести, например, до судьи матча свои мысли. Но я чувствовал поддержку со стороны Владимира Волчкова и директора федерации Антона Михайловича Юспы. В такой обстановке ощущаешь уверенность в своих силах. Кстати, за два матча проблем с языком так и не возникло — все девчонки в команде отлично знают английский.

— Зачем вам такой сложный вызов на 66-м году жизни?

— А вы мне советуете уйти на пенсию? Погодите, лет через 10 пойду. На самом деле это не такой уж сложный путь. Я бы назвал его интересным. Мне еще жена говорила: «Хватит дома сидеть. Передавай опыт, знания». Вот сейчас я этим и занимаюсь — передаю опыт. В то же время, сам учусь чему-то новому.

— Опишите работу вместе с Викторией Азаренко.

— Я, хоть и капитан команды, но вместе с Викторией толком не работал. У нее есть своя большая команда, которая готовит ее к матчам. У нас же с ней просто хорошие отношения. Я постоянно ее поддерживал, старался чувствовать ее настроение. На самом деле, другим спортсменкам можно многому поучиться у Виктории. Например, посмотреть, как она относится к тренировочному процессу. Или как готовит себя к матчу. Это вообще восхитительно! Человек становится абсолютно другим. Азаренко концентрируется только на теннисе и на конкретной игре. Она как будто отрезает мир вокруг. Молодежи стоит поучиться.

— Чем тогда были полезны вы?

— Самое главное — не навредить. Впрочем, я делал некоторые подсказки. Виктория не игнорировала, а прислушивалась. Я их делал не зря. Они приносили пользу. Например, в какой-то момент у нее начались двойные ошибки. Я обратил ее внимание, что она далеко подбрасывала мяч, поэтому заваливалась. Сказал, чтобы делала бросок мяча ближе и следила за ритмом подачи. Как только она это услышала, все первые подачи были успешными. Значит, подсказка была правильная. А в игре с Касаткиной Вика сама видела, что надо грузить мячи влево. Оттуда у соперницы спокойный плассирующий удар, после которого можно готовить свою атаку и выигрывать розыгрыш.

В основном Азаренко сама прекрасно все понимала — у нее огромный опыт игры с самыми разными соперницами. Она справилась и с россиянками. Но моя главная задача — держать хорошее настроение, желание играть. Мы в этом направлении и работали.

Фото: tennis.by
Эдуард Дубров и Виктория Азаренко. Фото: tennis.by

— Итоговые впечатления от нахождения рядом с Азаренко?

— С ней общался в период матча и наблюдал за ее тренировками в Солнечном. В тренировочный процесс я не лез. Над этим у нее работала целая команда: врач-терапевт, массажист, тренер по фитнесу и известный спарринг-партнер Саша Бажин. Главного тренера не было — много рулил процессом Саша. Это правильно. У всех больших спортсменов есть свои тренеры, которые прекрасно знают, как лучше для спортсменки. Я лишь иногда мог подсказать, на что можно обратить внимание в работе. Команда Виктории прислушивалась. Никто не игнорировал. Саша Бажин немного понимает русский, но мы общались через переводчика. Например, я обратил его внимание на тот же подброс мяча. Он сказал, что тоже это заметил, но и поблагодарил меня за наблюдение.

Это правильная система подготовки. У Виктории сейчас свой олимпийский цикл — у нее все расписано по дням. Вика ставит перед собой самые серьезные задачи. Хочу пожелать ее команде достигнуть всех поставленных целей.

— Почему всегда непонятно, приедет Виктория выступать за сборную или нет?

— Надо понять человека. У нее свой календарный план и видение, в каких турнирах участвовать, а от каких отказаться. Это имеет существенное значение для подведения игрока к пику формы. Если вдруг возникают матчи вразрез с изначальным планом, то могут появиться проблемы. Виктория далеко не юный игрок, который может сорваться в любой момент. Перед Викторией стоит одна большая цель — быть первой ракеткой мира. Так что нет никакого смысла обижаться на нее из-за неприезда. Надо принять ее позицию. Приехала и помогла — отлично, не смогла — давайте своими силами. Душой она всегда с командой.

— Раньше вы резче реагировали на такой вопрос. Отправляли за ответом к агенту Виктории. Что изменилось?

— Я говорил, как было на самом деле. Но заявлял это с позиции молодого капитана сборной. Мне хотелось, как лучше, но я не понимал, что всегда не может быть так гладко и хорошо, как ты того желаешь. Я был не прав! У меня еще не было опыта таких ситуаций, когда кто-то отказывается от выступления за сборную. Я вырос в СССР. У нас всегда был лозунг «За родину! За команду!» К нам в зал приходили партийные работники и настраивали на победу. И вместе с командой ездили люди, которые гнули линию «Не подведите родину!» Сейчас такого нет. А если навязывать эти патриотические настроения, можно сделать только хуже. Надо воспринимать ситуацию такой, как она есть.

Мне кажется, вся эта ситуация показывает некоторые проблемы белорусского тенниса. А именно то, что у нас не хватает качественных игроков в команде, которые могли бы достойно играть и без лидера. Думаю, Виктория правильно делает, что заставляет нас всех шевелиться здесь. Своими действиями она просит улучшить скамейку запасных. Надо же понимать, что Азаренко не будет играть в теннис до 40 лет — в какой-то момент ее карьера закончится. И она дает понять нам это уже сейчас. Мол, поработайте и вы там, в Беларуси. Это правильно.

У меня сейчас абсолютно поменялось отношение к Азаренко. Это человек с большой буквы. Я много за ней наблюдал. Еще когда тренером академии ездил в Японию, где была и Виктория, старался не пропускать ни одной ее тренировки и даже разминки. Я не хочу рассказывать детали наблюдения, но могу заверить, что это было очень полезно.

— Часто замечали Азаренко в детстве?

— Редко. Я же с ней не работал. Росла вот здесь на кортах Минска. Такая маленькая худенькая девочка. Но уже в детстве бросалось в глаза ее желание не проиграть каждый мяч. Она до конца боролась в любом розыгрыше. Такая детская настырность. Уже тогда формировался характер бойца. С годами такое поведение только окрепло и дало свои результаты.

— Почему у нас развивается только женский теннис?

— У мужчин гораздо сильнее конкуренция. Если у девушек мировой рейтинг состоит из 1500 человек, то у парней больше двух тысяч. И пробиться туда гораздо сложнее. Плюс конкуренция настолько плотная, что исход матча решает какой-то один розыгрыш. Еще женский теннис сильно помолодел, хоть и в топ-100 не встречаются 17-летние девчонки. Плюс смена игроков происходит гораздо быстрее. Мужчины держатся в элите гораздо дольше. Хороший пример — наш Максим Мирный. Ему 39 лет, но он до сих пор ездит по престижным парным турнирам. Конечно, Серена Уильямс в 34 года сражается, но возрастных игроков, которых сложно обойти, у мужчин много больше.

— Тяжело с девушками?

— Я уже много лет работаю в теннисе. Так получилось, что у меня было много зарубежных выездов именно с девушками. В 2006 году юниорская сборная Беларуси выиграла Кубок Федерации в противостоянии с россиянками в Барселоне. Спустя десять лет снова победили россиянок — только взрослой командой и за выход в восьмерку сильнейших.

Работа с девушками специфическая. С каждой нужно разговаривать с глазу на глаз, не в коллективе. Ни в коем случае нельзя критиковать, особенно в присутствии всей команды. Девушки очень чувствительны и ревнивы, если на них не обращают внимание так, как они того хотят. В тренировочном процессе могут возникнуть конфликты, когда девушки считают, что они знают лучше тренера. Позже понимают, что ошибаются. Но в процессе могут быть размолвки. Их надо учить правильно размышлять, думать и действовать. Ведь у девушек эмоции зачастую преобладают над мыслями.

Повышать голос тоже нельзя. И не надо. Неправильное слово или действие может вызвать отрицательную реакцию. Прежде, чем что-то сказать, приходится много думать. И порой необходимо говорить совершенно противоположную вещь, чтобы спортсменка сама пришла к нужной мысли. Но вслух произносить ее не стоит. Все это сложно. Но без трудностей не бывает и побед.

-10%
-9%
-25%
-30%
-40%
-5%
-10%
-14%
-10%
0070610