Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Теннис


Григорий Трофименков,

В пресс-центре «Чижовка-Арены» в преддверии матча Кубка федерации против команды Швейцарии Виктория Азаренко рассказала о трудностях возвращения, белорусской медицине, отношениях с Сереной Уильямс и многом прочем.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Виктория, когда вас ждать на корте?

— Уже объявила, что планирую приступить к игре летом. Первым будет турнир в Стэнфорде в рамках американской хардовой серии — с тем, чтобы хорошо подготовиться к US Open. Впрочем, может, начну и раньше.

— Теннисисткам, которые родили, в течение года предоставляется право заморозки рейтинга. Достаточный срок для возвращения?

— На самом деле, согласно правилам, дается два года, а не один. Хватает ли их? Кому как, хотя я считаю — вполне. Не думаю, что нужно более двух лет.

— Оцените в процентах свою форму, принимая за сто готовность, которая была до вынужденной паузы.

— Никогда не склонна прибегать к процентам. Да и не стараюсь вернуть именно ту форму. Напротив, стремлюсь улучшить все компоненты игры, а также физическую подготовку. Чтобы в будущем стать сильнее, чем раньше. Да и не помню, какой была год назад. Работаю много и на корте, и в тренажерном зале.

— Довольны динамикой?

— Очень. Много обнадеживающих моментов. Есть возможность поработать над многими деталями, которым уделяется меньшее внимание во время постоянных соревнований. Волнительно ли? До первого матча все-таки еще далеко. Вообще, предпочитаю жить настоящим и сильно в будущее не заглядывать.

— В субботу начинается Кубок федерации. Какой будет ваша роль?

— Ощущаю себя лидером белорусской команды в психологическом плане. Очень приятно, что девочки смогли выиграть в четвертьфинале. Мое отсутствие дало им возможность проявить себя, набраться необходимого опыта и понимания, что побеждать нужно и без меня. Ведь не всегда я могу приехать и всех спасать.

— Знаете, чем можете помочь подругам?

— У каждого свой индивидуальный подход. Но если меня кто-то попросит о помощи, буду только рада.

— Насколько швейцарская сборная нам по зубам прямо сейчас?

— Это очень интересный коллектив, где есть молодые теннисистки, которые уже успели себя проявить на высоком уровне. Правда, в последнее время они демонстрировали нестабильные результаты. Надеюсь, родные стены помогут Беларуси. В первую очередь имею в виду Сашу Саснович. Выступая за страну, она обычно показывает более высокий уровень игры, нежели в личных турнирах. Поэтому шанс есть, в чем не сомневаюсь. Рассчитываю, девочки им воспользуются.

— Буквально накануне стало известно, что Серена Уильямс ждет ребенка. Поздравили ее с этим?

— Ха! Почему я не сделала пресс-конференцию вчера? Приходится теперь отвечать на такие вопросы…

— И все же поможете ей советом, если вдруг обратится?

— Если Серена обратится, то обязательно. С ней разговаривала и, естественно, поздравила ее с беременностью. Очень рада за нее как за женщину. Число титулов, завоеванных Уильямс, — результат сумасшедший, однако семейное счастье и ребенок — самое главное в жизни, на мой взгляд.

— У вас новая команда. Расскажите, как друг друга нашли и насколько пока удовлетворяет сотрудничество?

— Действительно. У меня новый тренер по теннису и новый по физподготовке. Взаимодействие нравится. Более того: такой команды с точки зрения профессионализма, наверное, у меня прежде не было. Мы сразу же нашли взаимопонимание и находимся в хороших отношениях. Подготовка идет в верном направлении.

— Если белорусская сборная выйдет в финал, с кем бы предпочли встретиться?

— Тяжело о чем-то говорить. Лучше концентрироваться на ближайших выходных и оставить на корте все силы и эмоции. Надеюсь, зрители будут любоваться зрелищем. А в финале неважно, с кем и когда играть. Вы же знаете, я люблю доказывать все делом, а не словами.

— После рождения ребенка нечто изменилось в восприятии тенниса? В чем вы стали другой?

— Отношение несколько изменилось. Приходится больше думать не о себе, а о другом человеке, который на тебя рассчитывает. Что касается непосредственно тенниса, то отныне меньше занимают пустые разговоры. Прихожу на тренировку и четко знаю, что мне нужно делать. Вынуждена рациональнее распоряжаться собственным временем. Мою жизнь сложно сравнить с жизнью обычного белоруса. Не каждая мама с молодым ребенком имеет возможность ходить на тренировки, а ночью — спать.

— Сравните наш быт с тем, с которым сталкиваетесь за границей.

— Не раз повторяла: люблю Беларусь. Минск — пожалуй, самый чистый город, где когда-либо бывала. У нас хорошие продукты. Безусловно, есть вещи, которых не хватает. Увы, бананы еще в стране не стали расти. В отличие от арбузов — их пробовала в прошлом году. Когда была беременна, столкнулась с нашей медициной и весьма впечатлилась подходом наших специалистов. Даже по сравнению с США у нас другой уровень — на порядок выше. Единственное — с погодой проблема. Если бы она была лучше, отсюда можно было и не уезжать.

— Где в Минске занимаетесь?

— Не скажу. Иначе мне покоя не дадут! Моя команда была приятно удивлена условиями в Беларуси. В частности, закрытым манежем, количеством кортов. Словом, инфраструктуры хватает. Повторюсь: главный минус — погода. В идеальной ситуации тренировалась бы на открытом воздухе.

— Как проводите досуг в столице?

— Дома. Свободного времени практически нет. А если есть, стараюсь посвящать его ребенку.

— Не секрет, что на корте вы отличаетесь эмоциональным поведением, постоянно доказываете свою правоту, в том числе — в спорах с рефери. Теперь станете сдержаннее?

— Соглашусь: надо избавляться от претензий к судьям. Эмоции, случается, зашкаливают. Но без них играть сложно. Я — такой игрок, отдаю на корте душу.

— Тяжело ли возвращаться в прежний тренировочный режим? Или в течение беременности держали себя в тонусе?

— Нелегко. Но не так тяжело, если бы я совершенно отказывалась от физических упражнений. Самое главное — не перетруждаться. Мне свойственно тренироваться до упада. А на таких втягивающих этапах требуется грамотно дозировать нагрузки.

Нужные услуги в нужный момент
-20%
-15%
-20%
-25%
-35%
-30%
-40%