/

Арина Соболенко стала открытием нынешнего спортивного сезона. Победы 19-летней теннисистки помогли сборной пробиться в финал Кубка Федерации, а ее рейтинг уже позволяет играть в квалификации турниров серии «Большого шлема». В интервью SPORT.TUT.BY девушка рассказала, кто сделал из нее «машину для убийств», как она полюбила рис и почему не доверяет китайскому мясу, а также — про удар в челюсть Виктории Азаренко.

Фото: Денис Костюченко, TUT.BY
Фото: Денис Костюченко, TUT.BY

«Сашурин сделал из меня «машину для убийства», а потом появился Халил и «подлил топлива»

— После победы в Кубке Федерации над Нидерландами вы опубликовали фото с командного ужина. В подписи к нему поблагодарили тренеров и как будто просили у них прощения: «Спасибо за то, что вы со мной, несмотря на мой ужасный характер. За то, что вкладываете в мое развитие душу, силы, время! Знаю, что считаете меня неблагодарной, но, поверьте, я вам благодарна. И я вас люблю».

— Дело в том, что на тренировках могу вспылить и сказать что-то не то. Быть грубой. Думаю, что за пределами корта я несколько мягче.

— Представьте свою команду.

— На турниры всегда езжу с личным тренером Халилом Ибрагимовым, а в последнее время — и со спарринг-партнером. Эту роль выполняет Павел Коренец. Тренером же по физподготовке является Вадим Сашурин (в прошлом биатлонист, чемпион мира. — Прим. SPORT.TUT.BY). Он тоже выезжал со мной на несколько соревнований. В следующий раз это случится накануне последнего подготовительного турнира перед «Уимблдоном-2017». Ну и на квалификацию к турниру Вадим останется.

С Сашуриным работаем, кажется, уже четвертый год. За это время многое случилось. Он помогал, несмотря ни на что. Всегда подстраивался под мой график. И в итоге сделал из меня «машину для убийства», а потом появился Халил и «подлил топлива».

Общение с Вадимом полезно не только в разрезе подготовки тела к нагрузкам и избежания травм, но и для выработки чемпионской психологии. Слушаешь его, видишь свои успехи и растешь морально, в голове становишься чемпионом.

Фото: instagram.com/sabalenka_aryna
Арина Соболенко, Вадим Сашурин, Халил Ибрагимов и Эдуард Дубров (сидят справа налево). Фото: instagram.com/sabalenka_aryna

— Сотрудничество с Халилом стартовало еще до ваших побед в Кубке Федерации — в августе 2016 года. Чем вы, молодой игрок, заслужили право позвать в команду российского тренера?

— Не знаю, просто подошла к Александру Шакутину (экс-председатель Белорусской теннисной федерации. — Прим. SPORT.TUT.BY) и спросила, не могу ли я это сделать. Сказала, что, на мой взгляд, дела пойдут в гору вместе с Халилом. Александр Васильевич ответил: «Хорошо, но только если будет толк и результат». Конечно, Шакутин просил резюме тренера. При этом вопрос решился быстро — в течение одной-двух недель.

— В соцсетях вы подшучиваете над улыбкой Халила. Ее или нет, и тогда тренер суров, или она натужная.

— Что сказать? Он жесткий, строгий, требовательный. Если сделала что-то не так, то подойдет и, поверьте, сюсюкаться не станет.

— Почему Халил? Отвечая на этот вопрос перед матчем с Нидерландами, вы отметили, что нравится его видение вашей карьеры.

— У него был план, как усилить определенные качества. Я знала, в чем следовало бы прибавить. Вот только как? На нашей с Халилом первой встрече много было сказано о том, как работать в движении. Еще важно научиться играть весь матч стабильно. Так, как умею в течение одного-полутора сетов. Или — четырех подряд геймов с перерывом, когда вдруг выпадешь, а потом возвращаешь контроль над ситуацией.

И Эдуард Дубров (капитан женской команды. — Прим. SPORT.TUT.BY), и Халил говорят, что нужно играть в три четверти силы. Учитывая мои скорости, три четверти — это высокий темп, поддерживать который не каждому под силу. Такая модель поведения не подразумевает, что я буду откидывать мяч. Нет, буду играть плотно, обострять. А как только мяч прилетает мне в хавкорт, сами понимаете, он сразу забивается.

Фото: Денис Костюченко, TUT.BY
Арина Соболенко и Вадим Сашурин. Фото: Денис Костюченко, TUT.BY

— Любимое покрытие Александры Саснович — грунт, так как она предпочитает комбинационный теннис. А что же вы?

— Люблю играть на харде. Это покрытие позволяет действовать в атакующей манере. Хотя сейчас, во время грунтовой части сезона, тоже получила удовольствие. Да, рано прекратила участие в соревнованиях в Марокко в «одиночке» и паре. Тут дело в том, что после матча со Швейцарией в Кубке Федерации у меня было только два дня тренировок на грунте. Затем из двух подготовительных турниров к «Ролан Гаррос» на одном дошла до четвертьфинала. Уже почувствовала уверенность, а на старте квалификации «Ролан Гаррос» проиграла. Надеюсь, что нынешний опыт пригодится в следующем году.

— Как раз на харде в этом году вам удалось попасть в основную сетку турнира серии «Премьер». Это случилось в Дубае вскоре после победы над Нидерландами в Кубке Федерации.

— Не буду исключать, что удалось пройти квалификацию благодаря заряду позитивных эмоций, которые пережила вместе со сборной. Я кайфовала!

Поединок с Кики Бертенс стал для меня вторым, в котором встречалась с теннисисткой из топ-30 (первый — против Чжан Шуай. — Прим. SPORT.TUT.BY). И он получился просто невероятным! Потрясающим! К сожалению, не удалось реализовать матчбол, как и выиграть тай-брейк после того, как отыгралась с 0:5 и повела в счете. Но там уже был другой уровень! Подача у соперницы — извините меня!

И я, и тренер в целом остались довольны игрой. Она вселила веру в собственные силы. Чувствуешь, что еще немного, и ты будешь готов к победам на подобном уровне. На следующий день вышла заряженной, потому что нужно было приносить очко команде. Добыла его. А спустя неделю пробилась в основу соревнований в Дубае. Круто находиться в компании игроков, которых видишь на турнирах «Большого шлема»!

— По словам Дуброва, за неделю подготовки к матчу со Швейцарией вы увеличили скорость подачи на 25 км/ч. А в чем удалось прибавить за последние полтора месяца?

— Сейчас работаю над тем, чтобы увеличить процент попадания первой подачи, но не в ущерб скорости.

«Когда не можешь быть уверенным в том, что мясо не содержит гормонов роста, то сходишь с ума»

— Когда ваша ровесница Вера Лапко выиграла юниорский открытый чемпионат Австралии в 2016 году, вы уже выступали на взрослых соревнованиях. Шакутин говорил, что это было его предложение.

— И решение тоже. Я согласилась. Поверила ему. Как видите, в рейтинге на данный момент стою выше Веры (Арина — 116-я, Вера — 243-я. — Прим. SPORT.TUT.BY), а значит, поступила правильно.

До матчей Кубка Федерации в нынешнем году выиграла один турнир-«двадцатипятитысячник» и два «пятидесятитысячника». Играла и даже не задумывалась о своем участии в матчах за сборную. Моей задачей было расти над собой. Вот и прибавляла от месяца к месяцу. Хотелось еще большего, но не всегда наши желания исполняются мгновенно.

Как я недавно поняла, зацикленность на очках приводит к тому, что за игрой ты уже не следишь. Она попросту разваливается. В общем, в центре внимания должен быть теннис. С таким отношением приходят и победы.

Фото: Денис Костюченко, TUT.BY
Фото: Денис Костюченко, TUT.BY

— Какая была максимальная разница в возрасте между вами и вашими оппонентками?

— Доходило до десяти лет. И знаете, отнюдь не всегда старшие девушки были лучше меня физически. Я молодая, сильная!

— Помимо выигрышей в Кубке Федерации, вам удалось поучаствовать уже в трех турнирах серии «Большого шлема» — в Нью-Йорке, Мельбурне и Париже.

— Верно, осталось только съездить на «Уимблдон». Никогда не играла на траве, поэтому не знаю, чего ожидать. Самой интересно, как там и что, понравится мне покрытие или нет. Говорят, что на кортах РЦОП по теннису с синтетическим ковром отскок похож на тот, что на траве. Неделю назад вернулась с «Ролан Гаррос» и сразу же пришла тренироваться на «синтетику».

Знаете, уровень организации на «Шлеме», конечно, поражает. Вне зависимости от текущей позиции чувствуешь себя большим игроком, хотя и живешь в гостинице попроще, нежели звезды. Тебя отвезут на шаттле, куда хочешь, — только попроси. Ты играешь на классных кортах. Имеешь фрукты, воду в раздевалке. А на открытом чемпионате Австралии мячи выдают в неограниченном количестве. Но самое главное — это питание. Помню, как на «двадцатипятитысячнике» тоже в Австралии, кроме бургеров, нечего было есть. Спасались тем, что питались в китайском ресторане: хотелось мяса — хоть какого!

— Вы, видимо, уже привыкли к китайское еде, так как в Китае проводите много турниров.

— Удобно. В этой стране они проходят сериями — например, Чжэнчжоу, Тяньцзинь или Чжухай, Шэньчжэнь. В развивающихся китайских городах легко найти хорошее кафе, и, что любопытно, везде рис готовят по-разному. Я и подумать не могла, что попробую такой вариант приготовления риса, что буду скучать по нему! Что же касается мяса именно в Китае, то с ним можно «обжечься». Когда не можешь быть уверенным в том, что оно не содержит гормонов роста — то есть допинг, то просто сходишь с ума. Думаешь: ну скорее бы уехать домой!

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Александр Шамко, Александр Шакутин и Арина Соболенко (слева направо). Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— В Беларуси изменилась повестка. Теперь считается, что лучше, когда федерациями руководят спортсмены. А ведь при бизнесмене Шакутине женщины вышли в финал Кубка Федерации, а мужчины вернулись в плей-офф Мировой группы Кубка Дэвиса. Да и в вашей жизни Шакутин сыграл не последнюю роль. Не обидно ли за то, что его «ушли»?

— Благодарна ему за то, что в свое время… Да что я говорю! Он все время помогал мне. Могла позвонить ему в любой момент. Не знаю, значит ли его уход, что мы отдаляемся друг от друга. Надеюсь, что он продолжит следить за игроками, переживать за нас и найдет время повидаться с нами.

«Почему должна испытывать неловкость? Я же не специально „зарядила“ по челюсти Азаренко»

— В теннисе вы с 6 лет. Как попали в этот вид спорта?

— Отец привел в РЦОП по теннису, и мне тут понравилось. Весело было играть с ракеткой, соревноваться с другими ребятами, кто больше раз набьет мячик. В районе 8 лет был период, когда уже не хотела заниматься теннисом, но решила не расстраивать родителей, утаила от них свое желание. А потом злость ушла, стало получаться лучше и лучше. Мысль оставить теннис больше не посещала.

Поначалу отец возил меня на тренировки, ездил со мной на детские турниры. Когда мне исполнилось 13, сказала ему: «Все, папа! Не лезь в мою карьеру». Думаю, что самостоятельность, которую получила, помогла быстро повзрослеть в теннисе.

— Помните ли, какой матч с участием Марии Шараповой, вашего любимого игрока, был первым, который вы увидели?

— Нет, только общие впечатления от ее игры. То, как она бьет по мячу, забивает и выигрывает! Она уже тогда кричала, что показалось мне прикольным. Не помню, в какой момент стала сама кричать и специально ли, подражая Маше…

Фото: instagram.com/sabalenka_aryna
Николай Хабибулин и отец Арины Соболенко Сергей (справа). Фото: instagram.com/sabalenka_aryna

— Ваш отец Сергей играл в хоккей. Был ли он профессиональным спортсменом?

— Да, вратарем. Насколько знаю, до 19 лет папа выступал на профессиональном уровне, а потом — только по любителям. Ушел в бизнес.

Папа хорошо понимает, что происходит в моей жизни, и поддерживает, как может. А мама Юлия — вот она неспортивный человек: очень женственная и может согреть теплыми словами, когда я в этом нуждаюсь. «Не переживай, ты у меня умничка», — скажет, и сразу становится легче.

— Девиз хоккеиста Михаила Грабовского — Never give up («Никогда не сдавайся»). В вашем профиле в Instagram прописано нечто похожее — Fight for your dreams («Сражайся за свою мечту»). Так о чем же вы мечтаете?

— Стать первой ракеткой мира, а как иначе? Понимаю, что к этому стремятся все игроки в теннис. Вопрос лишь в том, кто на что готов ради своей цели. Готов ли ты страдать на тренировках, чтобы стать лучше? Продолжишь ли ты биться, когда будет трудно? Пока ты не сдался, ты не проиграл, поэтому нужно, нужно искать выход из любой ситуации.

— Сколько часов в день «страдаете»?

— Часа четыре в день стою на корте. Плюс занятия по общефизической подготовке.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Когда вы принесли победное очко в матче со Швейцарией и команда «качала» вас на руках, крепко досталось Виктории Азаренко. Чувствовали ли вы неловкость в общении с ней после того, как ваша нога ударила ее в челюсть?

— До того момента, пока мы с Викой не поднялись в телевизионную студию, чтобы дать интервью, я не знала об этом инциденте. «А ты мне по челюсти зарядила», — сказала Вика. «Сорри», — ответила. Почему я должна испытывать неловкость? Я же не специально это сделала. Понимаю, если бы подошла и ударила ее в челюсть! Вот этот момент назвала бы неловким. А тут… Думаю, удар был несмертельный, и Вика зла на меня не держит.

— В интервью для корреспондента сайта Fedcup.com после выхода в финал Кубка Федерации вы сказали: «Может, мне удастся стать кем-то вроде Серены Уильямс». Сравнение с Сереной вы заслужили и от капитана команды Эдуарда Дуброва. Лестно?

— Конечно, хочется стать таким игроком, как Серена. Знаю, что ее соперницам было тяжело настраиваться на матчи с ней. И такой теннисистки, как Серена, которую все боялись, сейчас в туре не хватает.

— Думаете, возвращение Азаренко после родов способно напугать игроков?

— Не знаю, посмотрим. Вика — человек с характером, с огромным желанием. Возможно, она станет новым лидером.

-30%
-21%
-10%
-80%
-20%
-20%
-10%
-15%
-10%
-65%
-20%