174 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. В Беларуси не хватает почти 84 тысяч работников. Какие кадры в дефиците
  2. Дерматолог — о влиянии гель-лака на кожу и ногти, тревожных симптомах и противопоказаниях
  3. Остаться одному после 67 лет брака. Поговорили с героем, чья история любви год назад восхитила читателей
  4. «До переезда я думал, что это типичный Техас с перекати-поле». Белорусы — о жизни в Остине
  5. Самое лютое соперничество в женской «фигурке» закончилось нападением. В Голливуде об этом даже сняли кино
  6. Стрельба в школе в Казани: погибли 9 человек
  7. С 13 мая снова дорожает автомобильное топливо
  8. Белорусские сигареты почти на 2 млн долларов задержали в Польше
  9. Выходец из БРСМ стал новым директором Оперного театра
  10. Прогноз погоды на короткую рабочую неделю
  11. «Таких цен никогда не было». Древесина ставит рекорды по стоимости во всем мире. А что у нас?
  12. Один из лучших минских спектаклей этого сезона. Почему надо посмотреть «Записки юного врача»
  13. Мэр израильского Лода заявил о полной потере контроля над городом. Нетаньяху ввел режим ЧП
  14. В Беларуси — сильная геомагнитная буря
  15. «С большой вероятностью после Лукашенко не будет преемственности». Эксперты о знаковом декрете
  16. Парень, который выжил. История 23-летнего Антона, который после ДТП 43 дня провел в коме и выкарабкался
  17. Дело Тихановского и Статкевича будет рассматривать Гомельский областной суд
  18. Семье Ромы, который спас брата из горящего дома, выделили арендное жилье
  19. «Боялись последствий со стороны банка». Что говорят в суде над топами Белгазпромбанка взяткодатели
  20. Иностранные инвестиции выросли. Но в игру вступили политика, неопределенность и обещания контрсанкций
  21. Многие известные люди поддержали перемены и осудили насилие. Что с ними теперь?
  22. В Green City открывается фудкорт. Первым там заработает «МакДональдс», будет и новый для Минска бренд
  23. Между израильтянами и палестинцами опять война? Разбираем очередное обострение на Ближнем Востоке
  24. Трехкратный восходитель на Эверест — о рисках, очередях к вершине и коронавирусе на такой высоте
  25. «Общество заточено на «откаты». Откровенный разговор с архитектором о строительстве частных домов
  26. Против беззакония и насилия. Девушки в белом гуляют по Минску уже девять месяцев
  27. В Могилеве начался суд над Павлом Северинцем и другими, он закрытый. Всех пришедших поддержать выгнали из здания
  28. Эксперт поделился секретами, как легко и эффективно можно почистить газовую плиту
  29. В чем секрет храма в Будславе и что о нем надо знать. Вопросы и ответы о костеле, пережившем пожар
  30. Сколько стоит новый кроссовер в Беларуси и у ближайших соседей. Сравнили цены — и вот результат


/ /

Аркадий Эйдельман был среди тренеров-пионеров в белорусском теннисе и подготовил немало известных игроков, а в 1991 году перебрался в США. В интервью SPORT.TUT.BY по случаю скорого 80-летнего юбилея Эйдельман рассказал о том, как американцы уговаривали Бориса Ельцина отпустить тренера из СССР и как Анатолий Тарасов воспитывал спортивных чиновников, об ученике-продюсере в Голливуде и редких визитах в Беларусь.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

«Тарасов сказал большому начальнику: «Вы никогда не будете управлять хоккеем. Это будут делать тренеры, а не вы»

В открытых источниках можно найти сведения о раннем детстве Аркадия Львовича. Его старший брат Илья Львович, известный как Илья Курган (диктор белорусского радио. Он взял девичью фамилию матери. — Прим. TUT.BY), вспоминал, как их семья покидала Минск, когда город бомбили фашистские захватчики. Эйдельманы шли в направлении Москвы. Под выстрелы пулеметов мама мальчиков ложилась на дорогу и прикрывала 4-летнего Аркадия своим телом.

— Ты что, хочешь, чтобы две жертвы было? — говорил матери Илья.

— Честно говоря, не помню такого, — признается Аркадий Эйдельман. —  Я вообще мало помню про войну. Только звук, как будто шкаф упал! Видимо, звук разорвавшегося снаряда. Конечно, могу что-то рассказать, но то будут не мои воспоминания, а переживания членов семьи.

Пока территория Беларуси не была освобождена в 1944 году, Эйдельманы находились в Самарканде. Кое-что об этом времени Аркадий Львович припомнил.

— Нужно было получить кусочек хлеба. Отстоял в очереди, в этой давке. По дороге домой очень хотелось попробовать на зубок хлебушек. Включал волю, но не сдержался и отгрыз корочку. Потом отхватил от Илюши! Это стало хорошим уроком. Иногда через острые ощущения ты познаешь мир и лучше понимаешь других.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Первым из Эйдельманов, кто после войны вернулся в Минск, стал именно Илья. Он задумал поступать в театральный институт. В Минске Илья встретил отца, прибывшего из Германии и готовившегося к переезду в Беларусь всей семьи.

— Моими увлечениями в ту пору стали балет и опера, — удивил Аркадий Львович. — Театральный институт, в котором учился Илюша, находился в оперном театре. Помню, как прятался там на балконе и сидел сутками, наблюдал за ходом репетиций. Пусть тексты были на итальянском, повторял за артистами, как умел. Практически выдумал новый язык. Гуляя по улицам Минска, пел арии!

Спортом начал заниматься примерно в 9 лет. Играл в хоккей на стадионе «Пищевик» в Парке Горького. Потерял там три зуба. Локти постоянно были в ссадинах. Потом не поделил с тренером что-то, и он не поставил меня на матч, хотя команда просила за меня. Ребята проиграли. Я так разозлился, что оставил хоккей.

Ноги привели на теннисные корты стадиона «Динамо». Решил, что смогу доказать себе, кто я есть, в индивидуальном виде спорта. В 16 лет сам научился играть, побеждал за счет трудолюбия и самоотдачи. В падениях поспевал за мячами. Ничего не боялся, все-таки пришел из хоккея! Мотался на бесплатных поездах в поисках игровой практики. Понимание, что не успеваю за ровесниками, пришло быстро. Следовало посвятить себя тренерскому делу, что я и сделал. В 20 лет стал тренировать. К моему счастью, наставник в этой профессии оставлял на меня детей, а сам ходил на свидания. Вот так я получил шанс работать тренером и очень быстро освоился.

Фото: tennis.by
Фото: tennis.by

В 1968 году Аркадий Эйдельман получил звание заслуженного тренера БССР. Так отметили его вклад в высокие результаты белорусских теннисистов на всесоюзных первенствах. Что интересно, спустя год также заслуженным в БССР, только артистом, стал Илья Курган.

— Добиваться результатов было непросто, и снова помогал хоккей, — полагает Аркадий Львович. — На этот раз речь про теплые отношения с легендарным тренером хоккейного ЦСКА и сборной СССР по хоккею Анатолием Тарасовым. Помню, как привлек его на теннисную конференцию. А еще… Даже не знаю, стоит ли рассказывать. Хотя почему нет? Столько лет-то прошло! Я присутствовал несколько раз на разговорах, в которых Анатолий Владимирович активно выражал гражданскую позицию. Как-то вышел из Дворца тенниса в Москве вместе с министром обороны Советского Союза Андреем Гречко. Тот играл в теннис. Тарасов встретил нас на улице. «Товарищ маршал! — обратился к Гречко Тарасов. — Я могу поднять футбол (а футбольный ЦСКА в то время выступал плохо)!» — «Что вам нужно?» — «Звание генерала (Тарасов был полковником)». Вы бы видели лицо Гречко! «У меня в футболе генералов не будет», — ответил он, сел в машину и уехал. «Ничего-ничего, пускай привыкает. Надо спорт поощрять», — Тарасов сохранял хладнокровие.

Не думаю, что человеку, который имел все лавры, надо было генеральское звание. Анатолий Тарасов так воспитывал руководителей в спорте. А однажды большому начальнику сказал: «Вы никогда не будете управлять хоккеем. Это будут делать тренеры, а не вы». Представляете, в то время в интересах спорта он действовал в ущерб своей карьере! У Тарасова было чувство собственного достоинства. Думаю, человек, у которого его нет, больших успехов не добьется.

«Слава Янковский, Юра Ступаков устраивали для моих детишек показательные выступления»

Среди воспитанников Аркадия Эйдельмана такие известные теннисисты, как Сергей Тетерин, Максим Мирный и Владимир Волчков. С 1991 года тренер живет в Соединенных Штатах, где игру еще одной ученицы Эйдельмана Татьяны Игнатьевой высоко оценили.

— Американцы что-то усмотрели в технике Игнатьевой и решили меня переманить, — рассказывает тренер. — Дошли до Бориса Ельцина, который был тогда первым секретарем Московского горкома КПСС. В начале 1991 года был подписан контракт между Госкомспортом СССР и компанией Match Point Promotions, я уехал в Штаты. Стал вторым после Ольги Морозовой тренером по теннису, которого отпустили из Союза. Провожали меня со словами: «Ты заслужил». Дома в Нью-Йорке у меня до сей поры хранится командировочный лист от Госкомспорта.

Уважаемым в Советском Союзе тренером Эйдельман был не только потому, что его теннисисты побеждали. Дело в подходе к работе с детьми.

— Я тренировал в мазовской школе, — поясняет Аркадий Львович, — а люди на автомобильном заводе вкалывали по-настоящему. Женщины приходили ко мне с черными ногтями. Понимал, что должен сделать для них что-то. Я считаю, что в начальной школе должны преподавать только лучшие педагоги. В раннем возрасте дети восприимчивы и ранимы. На этом этапе можно задать такой уровень, который поможет им реализоваться. У нас же почему-то к детям отправляют нянечек или какого-то тренера…

Ребят находил сам, а приводили ко мне только из милиции. Всех брал. Неважно, талантливы они или нет. Бегал по школам и институтам, учился вместе с ними. У меня не было потерянных.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Помню, как одна из ролей брата Илюши в Купаловском театре настолько потрясла меня, что решил поставить вместе с учениками спектакль. Впоследствии сделал много концертов. По уровню это была не школьная самодеятельность, а что-то более профессиональное. Старался творчески наполнить ребят, чтобы через неформальное общение они раскрыли потенциал. Артисты, которые, бывало, играли у меня на мазовских кортах — Слава Янковский, Юра Ступаков и другие, устраивали для моих детишек показательные выступления. Так создавал атмосферу, в которой дети могли бы дышать полной грудью.

Переехав в Нью-Йорк, продолжил ставить спектакли. Например, в «Ромео и Джульетте» главные роли у меня сыграли 12-летние ребята. Мальчик в итоге стал продюсером в Голливуде. Его зовут Дэйв Гадник.

Спорт и искусство — вещи, которые имеют много общего. Люди, занятые в этих сферах, работают на сцене и делают чудо. Нашим девчатам-теннисисткам, пробившимся в финал Кубка Федерации, удалось совершить подвиг. За счет чего? За счет чувства патриотизма. Мне кажется, что это слово позабылось, как и «любовь». Непонятно, почему во всем мире мы теряем любовь.

Несколько месяцев после отъезда в США Аркадий Эйдельман провел в штате Коннектикут. С собой он взял ту самую победительницу юниорского «Ролан Гаррос» Татьяну Игнатьеву и Максима Мирного.

— Игнатьева жила одна в гостиничном номере, а я — с Максом, чтобы он не заскучал, — смеется Аркадий Львович.

Позднее в интервью Мирный представлял Эйдемальна как жесткого тренера и называл его подход к делу китайским. Мол, никто не заметит потери, «если ты по каким-то причинам соскочишь с конвейера».

— Проблема отцов и детей появилась не вчера, — философски рассуждает тренер. — Мои ученики любят придумать то, чего, может быть, и не было. Что поделать, они так воспринимали!

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Вскоре Игнатьеву потянуло в Нью-Йорк, где было много русскоговорящих. В Match Point Promotions Аркадия Львовича отговаривали ехать в большой город.

— Компания предупреждала, что там нет моего уровня.

Эйдельман не поверил. Впоследствии ему пришлось многое поменять в теннисных клубах The College of Staten Island и Mill Basin Health & Racquet Club, где тренер занят по сей день.

— Иногда Мирный спрашивает: «В чем дело? Почему в Америке нет лидера мирового тенниса?» Не знаю, что ответить ему. Там примерно 150 теннисных академий, и при этом американцы могут проиграть сербам, где тренеров меньше, чем в Штатах академий. На мой взгляд, спорт будет потихоньку уходить из стран цивилизованных в менее развитые, где больше хотят выбиться в люди. Что касается Беларуси, то здесь благодатная почва и материал.

Попытки вернуть Аркадия Эйдельмана из США в Беларусь не предпринимались даже когда его ученики Сергей Тетерин и Владимир Волчков стали определять политику в белорусском теннисе.

— Но, поверьте, мысленно я с Беларусью, — признается Эйдельман. — До сих пор могу по-белорусски читать стихи. А дома у Кургана не дай бог ошибиться с ударением! Он может промолчать, но его совершенно точно будет трясти. «Как ты мог!» — скажет так протяжно.

Осенью 2016 года Аркадий Львович познакомился с Александром Шакутиным, бывшим председателем Белорусской теннисной федерации, и остался высокого мнения о нем.

— Шакутин — правильный мужик. Нельзя ведь потребовать от людей самоотдачи, когда сам не дорабатываешь. Нужно самому подавать пример. Он так и делает. Я мечтаю о том, чтобы Шакутин и Тетерин вместе добивались результатов. Они разные. Шакутин — фундаментальный, Тетерин — эмоциональный, умеет зажечь сердца. Оба имеют опыт вне тенниса. Соединение их потенциалов может принести огромную пользу нашему виду спорта.

Фото: tennis.by

Фото: tennis.by

Фото: tennis.by

Фото: tennis.by

Возвращаясь к разговору об условиях в американских теннисных клубах, они все равно оказались несопоставимы с тем, что имел Эйдельман в советские годы в Минске.

— Мы тренировались по ночам, потом я развозил детей по домам, — вспоминает он. — Струн, конечно, не хватало, ракеток. Передать не могу! И все же я благодарен всему, через что прошел. Это мой путь.

«Хотел бы я спросить у ребят из „Молодого фронта“, а что они на практике сделали для Беларуси»

Хоть Аркадий Эйдельман и живет в Нью-Йорке, он никогда не бывал на матчах экс-первой ракетки мира Виктории Азаренко на открытом чемпионате США, который проходит на нью-йоркских кортах. А ведь в 2012 и 2013 годах Вика играла в финале этих соревнований.

— Когда идет US Open, я нахожусь в горах в спортивном лагере. Рвусь на корты! Но на кого же оставлю детей? — вопрошает Аркадий Львович.

В Минске он бывает обычно раз в год. Визит в июне 2017 года отличался от других тем, что превратился во встречу тренера с воспитанниками и друзьями по случаю 80-летнего юбилея Эйдельмана. День рождения Аркадий Львович отпразднует 26 июня, а за неделю до этого на кортах столичного Дворца тенниса прошел турнир в его честь в формате «любитель и профессионал». Идея принадлежала Сергею Леонюку, который тоже стал тренером и работает в США.

В следующий раз Аркадий Эйдельман намерен приехать в Минск на финал Кубка Федерации между Беларусью и США. Матч пройдет 11 и 12 ноября.

— Каждый раз возвращаясь в Минск, отмечаю не только то, что город содержится в чистоте, но и то, что здесь много строек. У Беларуси нет природных ископаемых, которые бы определяли рост. А движение есть. Люди живут в мире друг с другом. Мне кажется, что если человек работает и делает это честно, то в Беларуси он добьется своего. И хотел бы я спросить у ребят из «Молодого фронта», которых видел в Чарльстоне в 2004 году на матче Кубка Дэвиса между сборными США и Беларуси, а что они на практике сделали для нашей страны? Стояли с транспарантами… Рассуждать можно красиво, но все заканчивается на этапе, когда сталкиваешься с трудностями, а надо проявить характер и быть смелым. Думаю, что рассуждать имеет право лишь тот, кто преуспевает.

Я не завишу от Лукашенко, и потому, если говорю, что он редкий пример среди руководителей стран, который искренне любит свою страну, то действительно так считаю.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

В прошлогоднем интервью с Ильей Курганом, который отмечал 90-летие, мы спрашивали диктора о возрасте. Старость он назвал «невежеством Бога».

— Это эрзац какой-то уже, не человек. Ну так, бывший, бывший, — вздыхал Илья Львович.

Настроений брата Аркадий Львович не поддерживает.

— Старость — это внутреннее состояние, когда человек испускает дух. Я ее не чувствую. Хожу с учениками на дискотеки! Одеваюсь по-модному. Вынужден, чтобы не было у ребят ощущения, что я не с ними. Когда они бьют в аут, бегу за мячами, чтоб вы знали! Предлагаю сыграть им еще и таким образом стараюсь передать свое хорошее настроение.

-5%
-10%
-10%
-20%
-30%
-10%
-15%
-15%