/ /

Игоря Светлакова в 2017 году назвали лучшим тренером по теннису в Беларуси, а в начале 2018-го он помог Александре Саснович пробиться в топ-50 мирового рейтинга. В интервью SPORT.TUT.BY Светлаков рассказал о расставаниях и двух возвращениях в команду Саснович, а также о том, как продал двухкомнатную квартиру в Минске ради строительства теннисного центра в Дзержинске.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

«Бытовуха — так в семейных отношениях охарактеризовали бы наши с Саснович разногласия»

Игорь Светлаков — воспитанник «мазовской» школы тенниса. Оттуда вышли такие известные тренеры, как Аркадий Эйдельман, Эдуард Дубров, Вячеслав Коников, Владимир Волчков и другие. Среди первых учеников Светлакова был его младший брат Александр. В 16 лет он уже побеждал на взрослых турнирах первой категории.

— Перспективы в брате страна не увидела, поэтому он уехал учиться в Соединенные Штаты, — рассказывает Игорь Евгеньевич. — Благодаря игре в теннис обучение было бесплатным, и в итоге Александр стал серьезным бизнесменом в Нью-Йорке. У него все хорошо. Как показывает практика, девяносто пять процентов наших молодых теннисистов выбирают именно такой путь — играть ради образования в США.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Так, в частности, поступила старшая из сестер Гриб: девочки имели финансовую поддержку от Виктории Азаренко. Ульяна Гриб в одной команде с Ариной Соболенко и Верой Лапко становилась шестой в юниорском Кубке Федерации, а сейчас учится во Флоридском международном университете.

— Что поделать, когда в Беларуси нет внутреннего тура для ребят, которые десять лет посвятили теннису, приобрели хороший средний уровень и в определенный момент оказались не нужны? — вопрошает Светлаков. — Они не могут обеспечить себе прожиточный минимум, поэтому вынуждены идти на кардинальные изменения в жизни. Кто-то становится тренером, но большинство ребят уезжают в США.

Александра Саснович, ныне 46-я теннисистка мира и первая ракетка Беларуси, по логике Светлакова относится к тем пяти процентам игроков, которые сумели построить бизнес на занятиях теннисом.

— Я был первым тренером Саши, — говорит Игорь Евгеньевич. — Произвел набор, в котором она оказалась, и вел ее с 8 до 14 лет. Саша не была лучшей среди ровесников, но, что хорошо, сразу оказалась в конкурентной среде. Иной раз напоминаю ей о первом теннисном опыте, чтобы не зазнавалась и не принимала на веру слова о своей гениальности. Ее успехи — плод системной работы, в том числе государственной поддержки. Ту же Вику Азаренко, когда ей было 11 лет, трудно было представить будущей первой ракеткой мира. Но затем на ее развитие отдали значительные ресурсы, и она заиграла. В тот момент убедился, что подготовка теннисиста — это технология. Спортсменов можно выращивать, причем где угодно.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Отношения между Игорем Светлаковым и Александрой Саснович знали разные времена — от легкой эйфории на фоне побед до, как казалось, «точки невозврата». Союз тренера и игрока дважды распадался. В первый раз — когда Сашу после победы в первенстве Беларуси до 14 лет передали другому тренеру.

— Такое происходило многократно, поэтому не удивился. Когда пришел в команду Саснович уже как личный тренер, ей было около 19 лет, и она была 536-й ракеткой мира. Думаю, мое приглашение — решение отца Саши. За полтора-два года работы мы выиграли девять турниров, в том числе «стотысячник», и прилично продвинулись в рейтинге. Саша была 126-й, когда мы снова разошлись. Почему? Не сошлись характером. Со своей стороны скажу, что мне не хватило опыта, но не тренерского, а во взаимоотношениях. Я человек старой закалки. Считаю, что человек должен «гореть» на работе, полностью погружаться в процесс, быть фанатом своего дела и жить им 24 часа в сутки. Для Саши в ту пору слова «все, я заканчиваю» были нормальным явлением. Она недостаточно понимала свою роль в достижении результата, зато поверила обещаниям других людей. Вероятно, это было удобнее, нежели выслушивать от меня критику. Бытовуха — так в семейных отношениях охарактеризовали бы наши разногласия. Тебе сказали: «Иди отсюда», — а ты ушел и не вернулся. Спустя месяц Саша стала 92-й в мире (шла вторая половина сезона 2014 года. — Прим. ред.). Официально это случилось под руководством Владимира Волчкова.

Когда Светлаков во второй раз перестал тренировать Саснович, то непродолжительное время сотрудничал с Ариной Соболенко. Ей тогда было 17 лет.

— Подготовил ее к турниру-«двадцатипятитысячнику» в Мумбае, на котором она добралась до финала. Но еще до турнира у нас с ней состоялся разговор. «Расстаемся, — сказал ей. — Причина в том, что ты не понимаешь, что происходит вокруг». Когда ты говоришь человеку, что он должен вести себя таким-то образом, а он не слушает… Затем позвонил Александру Васильевичу (Шакутину, бывшему председателю Белорусской теннисной федерации. — Прим. ред.), и вскоре мы с Ариной разошлись. Эта информация — инсайд.

Весной 2016 года накануне матча плей-офф Мировой группы Кубка Федерации Россия — Беларусь Светлаков и Саснович снова воссоединились и с тех пор не расстаются.

— Отец Саши обратился ко мне со словами: «Есть два варианта: или мы заканчиваем с теннисом, или опять с вами работаем». Ответил, что готов помочь. Саше при встрече сказал: «Пока ты меня слушаешь, пока я имею контроль над тобой, у нас есть будущее». Около семи месяцев потратил на то, чтобы после двух лет торможения роста результатов вернуть Саше необходимый энергетический фон и поднять функциональную готовность. На фоне дисбаланса у нее был брак в технической работе. Этот показатель удалось поднять с 5,5 до практически 8 баллов по 10-балльной шкале, физическую базу — на 8,5. Как? Поэтапно. Не перекармливал Сашу нагрузками, а она очень хотела расти над собой.

Сейчас в трудный для Саши период четко обозначаю позицию: «Я свободный человек, поэтому хочу понимать: или мы с тобой работаем, или…». Для меня вырастить профессионального игрока — это просто. Вместе с учениками прошел все возрастные категории в детском теннисе, помогал им становиться профессионалами. Построил предприятие (теннисный центр в Дзержинске. — Прим. ред.), где от меня ждут большего участия. Меня ждут спортсмены. Так что ущербно себя не чувствую. Саша это понимает, и, думаю, это ее несколько сдерживает. Иногда будто в ответ на мои жесткие слова она выигрывает сложные матчи… Как вы можете заметить, сейчас наши отношения носят деловой характер, честный. Мы оба стремимся к тому, чтобы показать максимум.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Несмотря на разногласия в прошлом, Саша Саснович не стесняется высказывать комплименты в адрес тренера. Среди его достоинств она отмечает то, что он для нее одновременно и физиотерапевт, и психолог.

— Так получилось, у меня богатый опыт, — пожимает плечами 47-летний специалист. — В каком-то смысле Саша экономит, сотрудничая со мной! Это вовсе не упрек. Саша два года назад отказалась от госфинансирования, что делает ей честь. Она не испорчена, нельзя назвать ее алчной и стремящейся к власти. Думаю, все это делает ее близкой и понятной белорусском народу. На данном этапе получаем помощь только в виде поездок с нами на турниры спарринг-партнера. Сам спарринговать в этом возрасте не готов.

«Планировал выиграть с Сашей и Брисбен, и открытый чемпионат Австралии»

Саша Саснович приучила своих поклонников к победам в играх за сборную, а на престижных турнирах Женской теннисной ассоциации (WTA) серии «Премьер» и на «Грэнд слэмах» ее выступления не были яркими — до января 2018 года.

— В теннисе не может быть неосознанного скачка, только через работу приходит результат, — объясняет причины небывало успешного выступления подопечной Светлаков. — В 2016 году Саша обыграла сильную чешку Каролину Плишкову. Сейчас Саша стабилизировала свой уровень, что помогли сделать и матчи за сборную в Кубке Федерации. Понятно, что еще будут откаты в рейтинге, и все же, считаю, она способна войти в топ-20.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

2017 год стал первым для Саснович, который она завершила в топ-100. Всего за несколько недель ей удалось продвинуться на несколько десятков позиций — с 87 места на 46-е. «Багаж» рейтинговых очков Саша собрала на турнирах в Австралии. В Брисбене Саснович сыграла 8 матчей за 9 дней и добралась до финала, начав путь с квалификации. Австралийские болельщики были в восторге, потому что подобное в Брисбене еще никому не удавалось. Капитан женской сборной Беларуси по теннису Эдуард Дубров назвал успехи Саши достижением, и такое мнение Игорь Светлаков не разделяет.

— Когда финал длится чуть более часа, то как специалист я понимал, что… Я ей прямым текстом сказал: «Ты прошла такой путь, создала себе имидж и почему-то не нашла сил на решающий матч. Уж если не для того, чтобы выиграть его, то просто, чтобы хорошо играть. В чем проблема?». Представляете, как я общаюсь?! Другой человек, может быть, уже подумал бы: «Ого-го, я играла в финале Брисбена. Кто ты такой?». Слава Богу, что Саша все понимала сама. Человек взрослеет! Раньше бы протянула ракетку со словами: «Иди, попробуй поиграй!».

В Мельбурне на открытом чемпионате Австралии Саснович дошла до четвертого раунда соревнований.

— Вообще-то я планировал выиграть с Сашей и Брисбен, и открытый чемпионат Австралии, — без намека на иронию заметил Игорь Евгеньевич. — Она немного недотянула. В Мельбурне Саша точно могла пройти еще один раунд — речь про матч с Каролин Гарсия (3:6, 7:5, 2:6). А там непонятно, что дальше. Есть такое выражение «Каждый день — новый день». Никто не знает, что будет завтра, но сегодня ты должен выложиться на все сто процентов.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Выразив недовольство и разочарование в связи с поражениями Саснович, тренер перешел к разъяснению, как стал возможен прорыв в топ-50.

— Мы набрали точку удара впереди себя, Саша стала крепче в руках и ногах, острее в мышлении. У нее сформировались игровые связи и алгоритмы. Даже когда не хочет, она может конкурировать с другими системами, знаниями.

— То, что Саша предпочитает комбинационный теннис, не ограничивает ее возможности в туре, где ведущие роли занимают физически мощные девушки?

— Штука в том, что у Саши еще не сформировался стиль. Пока просматривается лишь то, что она старается играть красиво и умно. А когда ведет тактическую борьбу и плетет веревочки — поверьте, это не она. Это старый алгоритм, который позволял оставаться на плаву.

Ей ближе силовой теннис с элементами мозга. Выбор первой подачи, плотности подачи, связь между первыми двумя ударами, «прочтение» соперника — все это осознанные решения. А дубасить со всей дури в середину квадрата на подаче — ну это тоже мозг, но какого уровня? У Саснович сейчас подача — 175−176 км/ч, а начинали мы в 2016-м со 160. Прибавить удалось за счет того, что развили плечевой пояс и грудную клетку, утяжелили руку, поставили связь живота и спины. Если Саша захочет, можно довести подачу до 183 км/ч, как у топ-игроков.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Как видим, тренер не нянчится с Саснович. Впрочем, она услышала достаточно теплых слов после Брисбена. Сайт WTA, например, назвал ее Золушкой, а затем номинировал на звание «Прорыв месяца» в январе.

В общении с австралийской прессой Саша рассказывала, что побеждать ей помогает традиция есть накануне игрового дня ризотто с грибами.

— Быть человеком сложно, а быть звездой — тяжелая работа, — чуть приспускает вожжи Светлаков и отдает должное подопечной. — С утра она едет на первую трехчасовую тренировку, потом перерыв на обед и отдых и следующая тренировка. Она длится два с половиной часа. Через день к этому добавляется занятие по общефизической подготовке. Личной жизни никакой. Удовольствие Саша находит в том, чтобы вкусно поесть.

Кстати, если Саснович шутила насчет влияния ризотто с грибами на ее выступление, то Светлаков уже много лет чтит другой обычай. Он не бреется с начала соревнований до окончания участия его подопечных. К концу турнира в Брисбене у него была десятидневная щетина.

«Раз уж ввязались в строительство теннисного центра и большую часть работы проделали, нужно довести дело до конца»

Помимо работы с Сашей Саснович, у Игоря Светлакова есть еще один масштабный проект. Это теннисный клуб в Дзержинске.

Строительство здесь центра по теннису началось в 2011 году, а первый набор детей был произведен в 2016-м. По оценкам Светлакова, в клуб вложено порядка восьмисот тысяч долларов. Участие тренера в денежном выражении — это средства, вырученные от продажи двухкомнатной квартиры в Минске. Остальное — деньги еще четырех учредителей.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Почему «строились» в Дзержинске? — спрашиваем.

— Мы с супругой минчане, — поясняет Светлаков. — В Дзержинск переехали после рождения старшего сына Владислава, который в этом году выпускается из школы. Здесь был ветхий дом, доставшийся от бабушки. Для молодой семьи это был неплохой вариант по сравнению со съемом жилья в столице. Но так получилось, что нам понравилось в Дзержинске. Город одноэтажный, все всех знают. В малых городах обязательно должны быть корты, если мы стремимся к массовому спорту. И лично для меня не стоял вопрос, где строить теннисный клуб. Неподалеку от него находятся три гимназии и пять детских садов.

Любительский теннис доступен вопреки стереотипу. Местные жители могут оплачивать занятия своих детей. Однако теперь, когда кредиты подешевели, они инвестируют в машину или недвижимость, а не в себя и детей. В занятии теннисом люди не видят «выхлопа», дивидендов. Будь у ребят, играющих в теннис или любой другой вид спорта, преференции при поступлении в университеты, как в США, это сыграло бы большую роль в развитии массового спорта, росте конкуренции в детском и студенческом спорте. В государственных масштабах это были бы небольшие траты, и я считаю несправедливым то, что при этом вкладываются большие деньги в профессиональный спорт. Особенно с учетом того, что, когда сильные пробивные спортсмены-профессионалы выдвигаются на первые роли, они часто подминают систему под себя. Это очень опасно! Как человек из тенниса, переживаю за развитие вида спорта в Беларуси, чьи ресурсы ограничены. Привык считать свои деньги, поэтому считаю чужие — насколько могут быть «чужими» для меня деньги в теннисе.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Центр Светлакова представляет собой два воздухоопорных сооружения, в каждом из них по три корта. В одном только грунтовые, во втором — два ковровых покрытия, имитирующих траву, и один хард, стоимость которого равна трем грунтовым кортам.

— Поначалу мы не подозревали, что потребуется так много денег. Предполагали, что хватит двух-трех сотен тысяч долларов. Но раз уж ввязались и большую часть работы проделали, нужно довести дело до конца. Я живу только для того, чтобы этот бизнес постепенно рос, — говорит Игорь Евгеньевич.

Выручки клуба хватает на покрытие хозяйственных нужд и выплаты зарплат персоналу. На клубе висит долг в виде ссуды, который нужно погасить до конца года. Часто на эти цели Светлаков направляет деньги из семейного бюджета. Речи о возведении административного здания, главного недостающего элемента, пока не идет. По задумке, в этом здании должны расположиться кафе и тренажерный зал, раздевалки. Тренер не скрывает, что открыт к предложениям по сотрудничеству с заинтересованными.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В отсутствие Игоря Светлакова делами клуба занимается его супруга Ирина. Тренерами трудятся Евгений Шаповал и Яна Кароль, которым Светлаков одновременно предоставил собственную программу подготовки и широту полномочий. Игорь Евгеньевич тренирует здесь лишь во время коротких побывок вместе с Сашей Саснович на родине. Занимается с местными детишками, среди которых его младший сын — 11-летний Владимир.

— Саша приезжает сюда редко, — замечает Светлаков. — Была раза три-четыре. В прошлом году как-то заехала во время подготовки к грунтовой части сезона. В Минске шел дождь, поэтому не было возможности тренироваться на открытых кортах. У нас же все корты закрытые. Этот клуб она воспринимает как детский сад. Правильно, мы же как раз занимаемся развитием детского тенниса за МКАД.

Читайте также:

«Не будь рядом папы и мамы, сломалась бы». Саснович — о прогрессе и победах в Кубке Федерации