• Биатлон
  • Хоккей
  • Футбол
  • Теннис
  • Баскетбол
  • Гандбол
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/ /

Белорусская теннисистка Ольга Говорцова готовится в Нью-Йорке к квалификации US Open, которая стартует 21 августа. Этот турнир серии «Большого шлема» станет для нее первым после рождения сына в феврале. В эксклюзивном интервью для SPORT.TUT.BY Ольга рассказала о плане по возвращению в число топ-игроков и о том, как помогла родителям и братьям обзавестись жильем в Минске, а также — о материнстве, замужестве за Константином Захаровым и отсутствии внимания к малышу со стороны деда — известного хоккейного тренера Михаила Захарова.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

«Михал Михалыч еще не видел внука»

— Ольга, расскажите про сына.

— Доминик — его имя.

— Экзотическое.

— Да, сейчас наблюдается тенденция, когда родители дают детям европейские имена. Надеюсь, сын будет много путешествовать, а интернациональное имя поможет ему быстрее освоиться, где бы он ни оказался.

— Как вы ласково называете сына?

— Доми, но чаще использую полное имя. 14 августа Доминику исполнилось шесть месяцев. Я наслаждаюсь материнством и радуюсь, как и любая молодая мама, улыбкам своего малыша и попыткам что-то сказать. Вместе с тем сейчас такой период, что из-за ухода за маленьким ребенком практически ни на что другое времени не остается. А больше всего хочется выспаться!

Много помогает моя мама Татьяна, несколько раз приходила мама Константина Раиса Николаевна. У нас спокойный малыш, однако его постоянно нужно держать на руках. Без поддержки своей мамы тренироваться и готовиться к участию в открытом чемпионате США я не смогла бы.

— Какой Константин отец?

— Хорошо справляется с ролью. Он большой молодец!

— Как вы познакомились? Судя по вашему твиттеру, ходить на матчи минской «Юности», за которую выступал Константин, вы начали в 2017 году.

— После прошлогоднего открытого чемпионата Австралии я была три недели в Минске, готовилась вместе с женской сборной по теннису к нашему первому за пять лет домашнему матчу в Кубке Федерации против Нидерландов. Сборы проходили в «Чижовка-Арене», домашней площадке для «Юности». То есть получилось, что теннисистки и хоккеисты тренировались в одном месте. Так и произошла наша встреча с Константином. Конечно, заочно мы и раньше друг друга знали, но никогда не пересекались. Ну раз поздоровались, я его пригласила на нашу игру. Он меня позвал на свою игру. Когда у Кости завершился сезон, он ездил со мной на все турниры: «Ролан Гаррос», открытый чемпионат Хорватии и Уимблдон.

— Почему вы сошлись?

— Возможно, когда находишь своего человека, все получается само собой. Когда же пытаешься что-то спланировать, ничего не выходит.

— Чего вы ждали от «своего человека»?

— Для меня важно, чтобы внутри екнуло. А также — достигнуть внутреннего состояния, когда ты чувствуешь себя спокойно рядом с любимым человеком и когда нет ощущения, будто ты делаешь что-то неправильно.

— Первый «Бентли» Михаилу Захарову купил его сын Константин. А какой самый дорогой подарок он сделал вам?

— По словам Константина, Михал Михалыч сам себе подарил «Бентли» за гонорары Константина, которые тот получал, выступая в Северной Америке с 2004-го по 2007-й годы, без ведома Кости. Более подробно муж при желании расскажет сам. Насколько мне известно, эта ситуация стремительно развивается.

— На вас обручальное кольцо…

— …с бриллиантом! Цену называть не буду. А по случаю рождения сына Константин подарил мне сережки с бриллиантами.

— Красивые мужские поступки. С какого момента вы называете Константина мужем?

— Мы поженились в октябре 2017-го. Грандиозный праздник не устраивали, родителей в загс не звали. Сейчас такое время, что если не выставил фото в соцсетях, как будто ничего и не было. В то же время все чаще встречаются случаи, когда пары устраивают церемониальную свадьбу спустя несколько лет после рождения детей. Кто-то планирует по такому случаю организованный выезд гостей за границу. Посмотрим, может, через пару лет, когда подрастет сын, мы так и поступим.

— Какой дед Михал Михалыч?

— Он еще не видел внука. Когда родился Доминик, он написал мне одно СМС-сообщение. Понимаю, что мы с Костей, моей мамой и сыном до последнего времени находились в США. Потом три недели провели в Минске и снова уехали в США, однако пока были дома, со стороны Михал Михалыча внимания не последовало. Возможно, сделать первый шаг и общаться с внуком Михал Михалычу не позволяет, как он сам считает, его высокий социальный статус, а наша семья не дотягивает до его уровня?!

— Вас это огорчает?

— Со слов Кости знаю, что у Михал Михалыча сложные отношения с сыновьями. С Сашей он вообще общается крайне редко из-за определенных причин. И с Костей у него очень непростые отношения. Думаю, зачем ему внук, если он не может поладить с сыновьями?

«Помогла обзавестись жильем в Минске родителям, двум братьям и в последнюю очередь купила квартиру себе»

— Почему вы рожали в США?

— До последнего думала о том, стоит ли это делать там. За три недели до родов, которые прошли в феврале, поняла — стоит. Мотивация была в том, чтобы сразу после родов сыграть на турнире и набрать очки, которые позволят скорее вернуться на прежние позиции в мировом рейтинге WTA (Женской теннисной ассоциации. — Прим.ред.). В США, конечно, проще найти соревнования. В моем случае это был турнир ITF в Пелхэме, штат Алабама. Он прошел в апреле, то есть через два месяца после родов я вернулась к выступлениям. Да, в одиночке сразу проиграла, а в парном разряде дошла до четверки.

— А что гражданство?

— Гражданство тут ни при чем, хотя рожденным в США детям действительно автоматически предоставляется американское гражданство. По возвращении на родину Доминик получил белорусский паспорт.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Еще одним членом нашей семьи является собака. Мне нравятся померанские шпицы и французские бульдоги. Шпицы нравились и Косте, вот так на породе мы и сошлись. Собаку назвали Джеки.

— Правда, что на первые призовые деньги вы купили щенка породы чихуахуа?

— Не помню точно, были ли это призовые или родительские деньги, но да, после своих первых соревнований в Крыму, где я увидела чихуахуа, захотелось иметь такую собаку. Мне, 10-летней девочке, мама сказала: «Заработаешь — можешь купить». Так появилось сильное желание побеждать. Помню, как играла со словачкой Магдаленой Рыбариковой в финале турнира в Италии для игроков до 14 лет. Уступила в первом сете, и казалось, что все потеряно. «Нет, должна победить, ведь тогда у меня будет собачка», — подумала. И в итоге выиграла.

В детстве у нас в семье жила немецкая овчарка. Завести такую большую собаку было идеей моих братьев Ильи и Александра. Мы жили в трехкомнатной квартире с родителями и бабушкой, и, знаете, после того опыта считаю, что большим собакам нужно жить в доме, а не в квартире.

— У вас и теперь есть еще собаки помимо Джеки, верно?

— Одна умерла. Сейчас с родителями живут чихуахуа Лаки и два йоркширских терьера Бентли и Бакс.

— Такие клички собакам — к деньгам?

— Вы сказали — и я только сейчас об этом задумалась! Бентли реально зовем Беней, а американец Бакс получил кличку из-за того, что, будучи щенком, потянулся к долларам — мы в то время были в Штатах. Ну все, решили, будет Баксом!

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Вы вспомнили про Рыбарикову. А с кем еще из топ-теннисисток соперничали в раннем возрасте?

— Много играла со словачкой Доминикой Цибулковой, а еще — с немкой Ангеликой Кербер, голландкой Михаэлой Крайчек и Викой.

— А ведь у вас положительный баланс встреч с Викой Азаренко — 2:1.

— Помню, как в 2003 году мы играли на турнире в Хайфе, я была сильнее (6:2, 4:6, 6:1. — Прим.ред.). Это были мои первые соревнования с призовым фондом 10 тысяч долларов. Я дошла до финала, то есть повторила свое наивысшее достижение, которого добилась двумя неделями ранее на турнире аналогичной категории в Рамат-ха-Шароне. Там же вместе с Викой выиграли финал в парном разряде. После попросила тренера свозить меня на третий профессиональный турнир, чтобы перейти из юниоров в профессионалы и получить рейтинг. Мне были готовы предоставить wild card в основную сетку соревнований, но тренер посчитала, что будет лучше, если я останусь в юниорском теннисе.

Следующий год или два я провела в компании с ровесниками, и, честно говоря, большого интереса играть с ними у меня уже не было. Когда тебе 14−15 лет, у тебя все получается, а тебя задвигают, трудно смириться. Последние пару лет прошли в том же духе: не было прежнего стремления добиваться высоких результатов, хотя я очень люблю теннис.

— В 2016 году вы 14 раз проиграли в первом раунде, а в 2017 году на 5 из 7 турниров — та же история. Как это объясните?

— Я начала заниматься теннисом рано — в 4 года. На протяжении всей профессиональной карьеры у меня не было затяжных пауз, вызванных травмами либо другими причинами. То есть все время тренировалась и выступала. В последние годы стали беспокоить боли в коленях. Всему виной большое количество турниров на харде и, как я теперь понимаю, чрезмерные нагрузки при работе с весами в тренажерном зале. Для сравнения: теперь я работаю только с собственным весом.

Травмы, поражения — вот так ментально я и подсела. А психологическое состояние в индивидуальном спорте играет важную роль. Например, в 2015 году на подготовительном к Уимблдону турнире я проиграла в первом раунде, а на самом Уимблдоне прошла квалификацию и дошла до четвертого раунда.

— По мнению экс-главы федерации тенниса Александра Шакутина, вам не хватает трудолюбия, чтобы быть в топ-5. Что скажете?

— Возможно, Александр Васильевич не так хорошо меня знает и судит по чужому мнению обо мне. Вообще не в первый раз слышу такое о себе и понимаю почему.

Вплоть до 2017 года, пока не ушла в декретный отпуск, считала, что чем меньше ты общаешься — с прессой или руководством, — тем больше энергии остается. Она позволяет тебе концентрироваться на главном — выступлении. Я ведь никогда раньше не давала откровенных интервью обо всем. Беспокоилась, что если соперник что-то узнает обо мне, то это доставит мне неприятности.

— Бывший капитан женской команды Эдуард Дубров называл вас «скрытным человеком».

— Думаю, пришло время открыться, чтобы люди не судили обо мне на основе чужого мнения. В прошлом году общалась на эту тему с Динарой Сафиной, она теперь тренер. Сошлись на том, что необходимо уметь расслабляться, чтобы не перегорать. Нам обеим не хватало умения где-то непринужденно поговорить, пусть даже перед выходом на корт. Раньше перед матчем я слушала музыку, и по-другому быть не могло. Вплоть до того, что стоит только с кем-то поздороваться — и это меня собьет. Возможно, отсюда и пошло: «Ага, не поздоровалась, такая-сякая! И вообще она нетрудолюбивая». Мне ничего в жизни не давалось легко.

Я о таком обычно не распространяюсь и не хвалюсь, но почему бы и не сказать? Как только я начала зарабатывать хорошо, а это случилось примерно в 2008 году (Ольга поднялась на наивысшую позицию в карьере — 35-е место. — Прим.ред.), помогла обзавестись жильем в Минске родителям, двум братьям и в последнюю очередь купила квартиру себе.

До 8 лет все мы жили в Пинске, затем переехали в Витебск. В этих городах зимой тренировалась на деревянных кортах. В Минске живу с 10 лет, когда меня как перспективную девочку в теннисе, маму и брата Илью — он фактически был моим спарринг-партнером, а позже тренером — сюда перевез Владимир Павлович Пефтиев (бизнесмен, с 2009 года по 2012-й — председатель Белорусской теннисной федерации. — Прим.ред.), который спонсировал в столице детский клуб по теннису. Стать 35-й в мире — думаю, для девочки из Пинска это огромное достижение. Не так много белорусок в истории стояли в топ-50.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

— А что помешало вам добраться до топ-10, о чем мечтали?

— Я планирую вернуться, так что — кто знает...

Скажу вам честно, когда забеременела, возвращаться в теннис уже не планировала. А потом поняла, что меня впервые за долгое время стало волновать, кто и как сыграл, кто выиграл турнир. Раньше уезжала после соревнований, и этот момент меня не интересовал. А сейчас посмотрела все доступные в Штатах трансляции открытого чемпионата Австралии и «Ролан Гаррос», турниры в Индиан-Уэллсе и Майами. Вот как соскучилась, представляете?

— У вас 768-е место в WTA. Как намерены выбираться «из подвала»?

— Мой защищенный рейтинг — это, кажется, 144-е место. С ним я могу заявиться на восемь турниров. Такого рейтинга достаточно, чтобы участвовать в квалификации на турнирах серии «Большого шлема», чем я воспользовалась в случае US Open. Возможно, поеду на турнир в Ташкент и там сыграю уже в основной сетке. Может быть, будет что-то еще в Азии, и обязательно — открытый чемпионат Австралии в следующем году.

— Сколько вам нужно времени, чтобы вернуться в топ-100?

— Меньше года. Наверное, полугода хватит.

— Вы всегда говорили, что заработки в теннисе начинаются после того, как игрок оказывается в топ-100. Сколько вам нужно инвестировать в свое возвращение?

— Зависит от результата. Теннис и прекрасен тем, что заработок может прийти сразу. Если на US Open удастся войти в основную сетку, то я уже буду в плюсе.

Чтобы вы понимали, расходы в теннисе тоже значительные. В год только на переезды, проживание и питание, не считая расходов на тренера, игрок тратит до 80−100 тысяч долларов. Хороший тренер-иностранец попросит зарплату в 10 тысяч долларов в месяц. То есть нанять его, не будучи в топ-50, значит снова работать в минус.

— За роженицами в теннисе следите? Чей пример возвращения вас вдохновляет?

— Теннисистки Менди Менеллы из Люксембурга. Это моя подруга. Ее дочь на три месяца старше моего сына. Муж Менди — тренер по теннису. Они втроем путешествуют по миру, и им никто не помогает. В июле Менди сыграла в финале на турнире в Гштаде (призовой фонд — 226,75 тыс. долларов. — Прим.ред.), хотя никогда раньше не доходила до WTA-финалов. В послематчевом интервью она призналась, что после родов сумела расслабиться и получать удовольствие от игры.

Немка Татьяна Мария, украинка Катерина Бондаренко, румынка Андрея Миту — еще несколько молодых мам. По-моему, сын Миту на пару месяцев старше моего. В парном разряде Миту выиграла уже три турнира. Когда лет пять назад я увидела россиянку Евгению Родину с ребенком на руках, подумала: «Что она делает?». Была уверена, что когда у меня родится ребенок, то точно не буду играть. Как видите, времена меняются.

Не представляете, насколько было сложно в течение первых трех месяцев после родов бежать за укороченными мячами! Вправо-влево — нормально, а за укороченными — делаешь шаг, а бежать как будто не получается. Менди говорит, что у нее тоже были подобные неприятные ощущения.

— А как же самые знаменитые мамы в теннисе Вика Азаренко и Серена Уияльмс?

— Знаете, когда в Штатах говорю, что я теннисистка, то первый вопрос: «А играли ли вы с Сереной?» То есть для американцев важнее не твой рейтинг, успехи на Олимпиаде и топ-турнирах, а играл ли ты против нее. У меня было два матча с ней — на Олимпиаде-2008 и в Кубке Федерации в 2012 году. В последний раз мы с Сереной по-настоящему зарубились в первом сете — 5:7. Каждая из нас брала свою подачу, и только в конце она брейканула. Сложно было принять подачу Серены. Когда она подавала вторым мячом, то я выходила в корт, а там — эйс, эйс, эйс. Зато в розыгрышах, перебиваниях мяча по диагонали я даже чувствовала преимущество над Уильямс-младшей.

«Моя цель — стать лучше: войти в топ-30 и отобраться на Олимпиаду 2020 года»

— Калифорния — ваше любимое место в США. Обзавелись ли вы там собственным жильем?

— Нет. Когда бываю в Калифорнии, останавливаюсь либо в гостинице, либо у своих хороших друзей. Нравится этот регион прежде всего из-за погоды — практически всегда +23…29°С и без осадков. Какое-то время назад не исключала, что останусь жить в Калифорнии. Тем не менее в последние годы все больше и больше времени проводила в Беларуси и вышла замуж здесь.

Я люблю Беларусь. Начиная с 2008 года с радостью откликаюсь на вызовы в сборную, никогда не отказывалась приезжать на игры в Кубке Федерации. В 2008 году накануне Игр в Пекине, когда я имела наивысший рейтинг в карьере, мне поступили реальные предложения о смене гражданства от Турции и Тайваня. Предлагали немаленькие деньги, так что, если бы хотела уехать… Но я осталась. Потому что считаю себя белоруской, мои родители — белорусы: папа из Витебска, мама родом из Могилевской области. Кстати, папа учился в могилевском педуниверситете (сейчас Могилевский государственный университет имени А. А. Кулешова. — Прим.ред.) в одно время с Александром Лукашенко, только на заочном отделении и будучи на один курс выше.

— Только это их связывает?

— Не знаю, может, случайно пересекались где-то! Раз уж пошел такой разговор, в прошлом году вместе с Федерацией тенниса мы несколько раз писали письмо на имя Александра Григорьевича по поводу выделения земельного участка. Пока ответа нет. Но я бы с радостью построила на родине дом.

— Недавно стало известно, что многократный призер Олимпийских игр и чемпионка мира по плаванию Александра Герасименя стала владелицей участка в Дроздах-2 после письма в горисполком, на имя президента.

— Вот как? Рассчитываю получить ответ «да-нет» на свое письмо, чтобы иметь какое-то понятие.

— В 2014 году вы познакомились с Михаилом Грабовским. Кевин Лаланд делал фото с вами и Викой, а Ник Бэйлен желал вам удачи на турнирах. Хоккей всегда был в вашей жизни?

— Посещала несколько матчей НХЛ и минского «Динамо» в КХЛ. У меня есть подруга, которая живет в Нью-Йорке. Ее муж близко знаком с Мишей. Когда в 2014 году я гостила у подруги, Миша дал нам билеты на матч своей команды «Нью-Йорк Айлендерс». После игры Миша показал нам раздевалку «Айлендерс».

В 2015 году Кевин пришел поддержать нас с Викой на турнире в Торонто, где он живет. Накануне встречи он писал в твиттере, что придет, так что тут снова все получилось легко и просто. С Ником никогда не виделась. Соцсети — такая штука, что ты можешь перекинуться парой слов даже со звездой Голливуда, не будучи с ним знакомым.

— А ведь Миша Грабовский и ваш муж Константин — друзья детства.

— Да, несколько раз мы встречались с Мишей уже в Минске. Могу сказать о нем только хорошее. Отец троих детей, любит теннис.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Когда Костя рассказал, что играет в теннис, я решила, что шутит. Но нет, он это делает на протяжении десяти лет. В летний период, то есть в межсезонье у хоккеистов, любит поиграть в теннис. У него очень хороший удар справа, техничный, я бы сказала. Если еще поработать над ним, то может сложиться впечатление, что Костя занимался в детстве. У него неплохая подача, подача слева чуть хуже. Иногда муж спрашивает, как лучше сделать замах или подсесть под мяч. Как-то сказала ему: «Наверное, тебя не в тот вид спорта отдали».

— Любимый теннисист Константина — испанец Рафаэль Надаль.

— Он знает счета Надаля на всех соревнованиях, чем я, например, похвастать не могу.

— В 2008 году вы сыграли со своим кумиром Линдсей Дэвенпорт в финале турнира в Мемфисе — 2:6, 1:6.

— Игра Дэвенпорт привлекала меня тем, что, казалось, она не передвигается по корту, а зарабатывает очки едва ли не с первого мяча: эйс или быстрый розыгрыш с ударом «в девятку». Подражать Линдсей не стремилась, а когда встретилась с ней — причем в своем первом финале на турнирах WTA, — к сожалению, уступила. Думала, у меня еще будет возможность взять реванш, но Линдсей вскоре завершила карьеру в одиночном разряде.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Как сегодня выглядит ваш тренировочный день?

— До отъезда в Штаты готовилась на базе столичного Дворца тенниса, работала со спарринг-партнерами Павлом Коренцом, Сашей Булицким и Антоном Дубровым. Успехи белорусского тенниса для меня очевидны, когда прихожу на тренировку. Во Дворце тенниса всегда шумно, не хватает кортов. Думаю, что домашние матчи Кубка Федерации на протяжении двух лет сделали хорошую рекламу тенниса. Мы доказали, что умеем добиваться побед. Остается лишь продолжать усердно работать, чтобы оставаться на этом высоком уровне. В команду еще вернется Вика, вернусь я, появятся другие молодые девчонки. Надеюсь, что мы еще выйдем в финал Кубка Федерации и выиграем трофей.

— Как считаете, будет ли сложно вернуться на лидирующие роли в сборной?

— Моя цель — не обогнать Вику или Сашу Саснович, например, в рейтинге, а работать над собой. То есть стать лучше: войти в топ-30 и отобраться на Олимпиаду 2020 года. Еще лучше оказаться в топ-10 — почему нет? Это раньше теннисистки завершали карьеру в 30 лет. Меж тем итальянка Флавия Пеннетта выиграла открытый чемпионат США в 33 года. В топ-50 сейчас семь теннисисток за 30. Мне бы хотелось играть в теннис до 35 лет. Думаю, ближайшие два года покажут, насколько это реально для меня и имеет ли смысл.

— Судя по информации на сайте «Юности», Константина в команде нет. Что происходит? Может, он уже завершил карьеру?

— Однозначного решения на этот счет нет. Задумок, чем заняться дальше, и предложений много. Хотя об этом, пожалуй, лучше спросить у Константина.

— Перед открытым чемпионатом США где-то еще сыграете?

— Уже сыграла. Турнир с призовым фондом 60 тысяч долларов проходил в штате Пенсильвания, то есть недалеко от Нью-Йорка, чтобы нам не мотаться туда-сюда с ребенком. Выиграла один матч, а сейчас тренируюсь в Нью-Йорке. В следующий вторник стартуют первые игры квалификации на US Open, и я с нетерпением жду начала соревнований.

-15%
-10%
-10%
-10%
-10%
-10%
-40%
-50%
0066429