105 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Вместо 25 рублей — 129». Банк повысил предпринимателю плату за обслуживание в 5 раз из-за овердрафта
  2. Минское «Динамо» снова проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина
  3. Как перекладывают «по карманам» долги госсектора и чем это чревато
  4. Носкевич: Уголовное дело Тихановского до конца месяца будет передано прокурору для направления в суд
  5. В Витебске увольняют Владимира Мартова — реаниматолога, который первым в Беларуси честно говорил о ковиде
  6. «За полтора месяца мое душевное рвение ушло в минус». Минчанка продала квартиру и купила синагогу
  7. «Мы с вами не допустили гражданского раскола». Лукашенко и Кубраков поздравили милиционеров
  8. Нет ни документов, ни авто. В правительстве объяснили, как снять с учета такую машину, чтобы не платить налог
  9. Год с коронавирусом. В какие страны сейчас могут слетать белорусы и что для этого нужно
  10. На продукты рванули цены. Где сейчас выгоднее закупаться — на рынках, в гипермаркетах, дискаунтерах?
  11. Две машины в Андорру, пять — в Эстонию, 121 — в Германию. Интересные факты об экспорте авто из Беларуси
  12. Казакевич озвучил социальный портрет «преступника», «связанного с протестной активностью»
  13. Инициатива BYPOL выложила напутственную речь якобы экс-главы МВД по случаю его ухода с должности
  14. По зарплатам «в конвертах» ввели новшество. Оно касается как работников, так и нанимателей
  15. «Парень выдержал полгода». История мотоциклистки, которая в 25 лет стала жертвой страшной аварии
  16. Служит в армии и копит на дом в деревне. В женском биатлоне — новая звезда (и она невероятно милая)
  17. Беларусбанк начал выдавать потребительские кредиты. Какую сумму дадут при зарплате в 1000 рублей
  18. «В школе думали, что приводит бабушка». История Даши, у которой разница в возрасте с мамой 45 лет
  19. Новый декан у ФМО БГУ и большой красно-зеленый флаг в Новой Боровой. Что происходило в Беларуси 4 марта
  20. Итоги ажиотажа: за два месяца техосмотр прошло столько машин, сколько раньше за полгода
  21. Все магазины Bigzz и «Копилка» не работают. Компания ушла в ликвидацию
  22. «Малышке был месяц, они ее очень ждали». Что известно о троих погибших в страшной аварии под Волковыском
  23. Уволился декан ФМО БГУ Виктор Шадурский. Он возглавлял факультет больше 12 лет
  24. Эксперт рассказал, как правильно посеять семена и что делать, чтобы они взошли
  25. Перенес жуткое сотрясение, но вернулся и выиграл два Кубка Стэнли. Хоккеист, которым восхищается весь мир
  26. Медики написали открытое письмо главе профсоюза: «Мог ли врач промолчать и позволить опорочить имя убитого?»
  27. ЕЭК предложила Беларуси избавиться от обязательного перечня белорусских товаров в магазинах
  28. Белорусские биатлонистки стали вторыми в эстафете, проиграв одну секунду
  29. «Осторожно, тут могут быть бэчебэшники». Как в Купаловском прошел первый спектакль после президентских выборов
  30. Белорусов атаковали банковские мошенники. Откуда у них данные, почему их сложно найти, как защититься


Экс-первая ракетка мира Виктория Азаренко прокомментировала The Racquet Magazine Podcast то, как в 2016-м восприняла новость о беременности, борьбу за опеку над сыном Лео и личную эволюцию последних лет. Краткий перевод размещен на tribuna.com.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

— Я была шокирована. Это вообще был тяжелый период. После турниров в Индиан-Уэллс и Майами я приехала домой и узнала, что у мамы четвертая стадия рака. А когда узнала, что я беременна, то подумала, что больше никогда не буду играть. Это случилось на Уимблдоне, и мне была нужна неделя, чтобы принять решение.

Это был сложный момент, но я бы ничего не изменила.

Я не очень хочу обсуждать проблемы [с борьбой за опеку над ребенком]. Я же понимаю, что в интернете ничего не пропадает, и я не хочу, чтобы Лео потом это читал, чтобы это было зафиксировано. Для меня важнее всего защитить его и семью.

Сказать, что было тяжело — это слишком мягко. Иногда даже выходить на корт и играть было чудом — что мне удалось собраться и никто не знал, что происходит. Но я не смотрела на это как на что-то сложное, для меня это просто было задачей: выходить и выступать.

А потом я читала, что я уже не та, и это было дополнительной нагрузкой. Было тяжело. И до сих пор тяжело.

На турнирах на тебя смотрят как на теннисистку, а не как на человека, тебя определяют только через результаты. И это нормально, но у тебя же идет внутренняя эволюция. Я понимаю, что это часть работы, но потом еще спрашивают: как сильно вы изменились по сравнению с 2012-м? И ты говоришь: суперсильно. Но тебя судят только по тому, что в том году ты выиграла, а в этом — проиграла в первом, втором или третьем круге.

Я вижу по другим игрокам, которые по каким-то причинам не показывают лучшие результаты, и им говорят: иди на пенсию. И я думаю: «Да вам какое дело, почему я еще играю? Почему это чья-то проблема? Дайте мне жить своей жизнью».

Я люблю теннис, люблю соревнования, но возвращаться к этой херне совсем не хочется. Я не должна ничего доказывать, я достигла больше, чем многие за всю жизнь.

Такое отношение очень вредит игрокам — особенно молодым, которые попадают в стрессовые ситуации. В этот момент у меня включается материнский инстинкт, хочется их защитить, — рассказала Виктория.

-30%
-15%
-20%
-25%
-50%
-10%
-10%
-60%