174 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Ozon зарегистрировал в Беларуси юрлицо. Что обещает белорусам российский маркетплейс
  2. Дерматолог — о влиянии гель-лака на кожу и ногти, тревожных симптомах и противопоказаниях
  3. «Нынешняя война отличается от предыдущих». Поговорили с белорусками, которые живут в Израиле, о событиях последних дней
  4. Один из лучших минских спектаклей этого сезона. Почему надо посмотреть «Записки юного врача»
  5. Трехкратный восходитель на Эверест — о рисках, очередях к вершине и коронавирусе на такой высоте
  6. На МТЗ идет реконструкция. Уже закупили новые электропечи, с ними воздух станет чище
  7. Между израильтянами и палестинцами опять война? Разбираем очередное обострение на Ближнем Востоке
  8. Многие известные люди поддержали перемены и осудили насилие. Что с ними теперь?
  9. Какие симптомы указывают на пограничное расстройство личности. Объясняет психотерапевт
  10. В Green City открывается фудкорт. Первым там заработает «МакДональдс», будет и новый для Минска бренд
  11. Остаться одному после 67 лет брака. Поговорили с героем, чья история любви год назад восхитила читателей
  12. Лукашенко принял верительные грамоты послов шести стран
  13. Прогноз погоды на короткую рабочую неделю
  14. В Беларуси — сильная геомагнитная буря
  15. «Дочка успокаивает: папа вернется». Минчанину, которого задержали на репетиции барабанщиков, дали 6 лет колонии
  16. «До переезда я думал, что это типичный Техас с перекати-поле». Белорусы — о жизни в Остине
  17. Что сейчас происходит с органом из костела, пережившего пожар
  18. Мозырский НПЗ уходит в июне на ремонт. А что будет делать «Нафтан»?
  19. С 13 мая снова дорожает автомобильное топливо
  20. Выходец из БРСМ стал новым директором Оперного театра
  21. С какими заболеваниями чаще всего путают язву и какие у нее симптомы
  22. В чем секрет храма в Будславе и что о нем надо знать. Вопросы и ответы о костеле, пережившем пожар
  23. «Таких цен никогда не было». Древесина ставит рекорды по стоимости во всем мире. А что у нас?
  24. Парень, который выжил. История 23-летнего Антона, который после ДТП 43 дня провел в коме и выкарабкался
  25. Семье Ромы, который спас брата из горящего дома, выделили арендное жилье
  26. Эксперт поделился секретами, как легко и эффективно можно почистить газовую плиту
  27. В Беларуси становится все больше алкомаркетов
  28. В Могилеве начался суд над Павлом Северинцем и другими, он закрытый. Всех пришедших поддержать выгнали из здания
  29. «С большой вероятностью после Лукашенко не будет преемственности». Эксперты о знаковом декрете
  30. «Парни, подкатывая, просят посоветовать пилу». История лесоруба Вики


Экс-первая ракетка мира Виктория Азаренко прокомментировала The Racquet Magazine Podcast то, как в 2016-м восприняла новость о беременности, борьбу за опеку над сыном Лео и личную эволюцию последних лет. Краткий перевод размещен на tribuna.com.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

— Я была шокирована. Это вообще был тяжелый период. После турниров в Индиан-Уэллс и Майами я приехала домой и узнала, что у мамы четвертая стадия рака. А когда узнала, что я беременна, то подумала, что больше никогда не буду играть. Это случилось на Уимблдоне, и мне была нужна неделя, чтобы принять решение.

Это был сложный момент, но я бы ничего не изменила.

Я не очень хочу обсуждать проблемы [с борьбой за опеку над ребенком]. Я же понимаю, что в интернете ничего не пропадает, и я не хочу, чтобы Лео потом это читал, чтобы это было зафиксировано. Для меня важнее всего защитить его и семью.

Сказать, что было тяжело — это слишком мягко. Иногда даже выходить на корт и играть было чудом — что мне удалось собраться и никто не знал, что происходит. Но я не смотрела на это как на что-то сложное, для меня это просто было задачей: выходить и выступать.

А потом я читала, что я уже не та, и это было дополнительной нагрузкой. Было тяжело. И до сих пор тяжело.

На турнирах на тебя смотрят как на теннисистку, а не как на человека, тебя определяют только через результаты. И это нормально, но у тебя же идет внутренняя эволюция. Я понимаю, что это часть работы, но потом еще спрашивают: как сильно вы изменились по сравнению с 2012-м? И ты говоришь: суперсильно. Но тебя судят только по тому, что в том году ты выиграла, а в этом — проиграла в первом, втором или третьем круге.

Я вижу по другим игрокам, которые по каким-то причинам не показывают лучшие результаты, и им говорят: иди на пенсию. И я думаю: «Да вам какое дело, почему я еще играю? Почему это чья-то проблема? Дайте мне жить своей жизнью».

Я люблю теннис, люблю соревнования, но возвращаться к этой херне совсем не хочется. Я не должна ничего доказывать, я достигла больше, чем многие за всю жизнь.

Такое отношение очень вредит игрокам — особенно молодым, которые попадают в стрессовые ситуации. В этот момент у меня включается материнский инстинкт, хочется их защитить, — рассказала Виктория.

-5%
-10%
-17%
-15%
-20%
-10%
-99%
-35%