Журналист Бен Ротенберг из NewYork Times привел часть беседы с экс первой ракеткой мира Викторией Азаренко, в которой была затронута текущая ситуация в Беларуси.

Фото: instagram.com/vichka35
Фото: instagram.com/vichka35

— На твоей родине сейчас невероятный исторический момент — огромные протесты, требующие свободы, множество арестов и попытки заглушить прессу. Что сейчас в твоем сердце, что ты сейчас чувствуешь?

— Это очень сложный предмет для обсуждения. Если честно, всё, что происходит, разбивает мне сердце. Потому что не быть там и не понимать всю ситуацию — очень грустно. Очень грустно и очень сложно говорить об этом.

Я лишь надеюсь, что все насилие немедленно прекратится, потому что это все разбивает мне сердце. Я не могу говорить об этой ситуации без слез в глазах.

— У вас есть надежда, что воля людей будет услышана и исполнена? Ведь у вас такое количество протестующих и желающих перемен.

— Я надеюсь, голоса людей будут услышаны. Как я уже говорила, это очень, очень тяжелый предмет для обсуждения. И я не хочу никого обидеть или чтобы мои слова использовались кем-либо в своих целях. Поэтому буду делать то, что считаю нужным, не привлекая к этому внимания медиа, которые могут вывернуть все по-своему, — сказала Азаренко.

-15%
-30%
-10%
-20%
-14%
-10%
-10%
-20%
-10%