/ /

Шестикратный призер чемпионатов мира по прыжкам на батуте, трехкратная чемпионка Европы и жена олимпийского чемпиона Владислава Гончарова Анна упустила шанс завоевать лицензию на Олимпийские игры 2020 года из-за нетипичной для вида спорта травмы — порванных крестообразных связок.

В интервью журналисту SPORT.TUT.BY Юрию Михалевичу Аня рассказала о прыжках на одной ноге, операции за свой счет, радости от ходьбы без хромоты, голодании мужа ради побед и свадьбе на берегу океана.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

«Встала на ногу. Решила, что все нормально. Через шаг колено выскочило»

История с порванными передними крестообразными связками, или, как говорят спортсмены, «крестами», началась для Анны Гончаровой с другого повреждения, полученного в июле 2018 года.

В ту пору Аня готовилась к поездке на этап Кубка мира в Японии и на тренировке улетела на край сетки батута. Повредила связки и кость. На правый голеностоп батутистки наложили гипс. Лишь только его сняли, Аня вернулась на батут. Причина: в ноябре 2018-го в Санкт-Петербурге проходил чемпионат мира.

— Выступила там, но, судя по ощущениям, не должна была, — признается Гончарова. — На каждой тренировке перед «миром» говорила тренерам: «Мне это не нужно. Это личные соревнования, а в индивидуальном первенстве я все равно не покажу хорошего результата: не готова, больно».

Меня не услышали. Тренерам бывает трудно донести, что ты чувствуешь, а врачи, глядя на снимки, твердят: «Вроде бы воспаление есть, а отчего оно и как лечить, непонятно. Тренироваться нежелательно». И кого такое заключение останавливало?

Каким-то чудом я стала десятой на ЧМ-2018. Показала никакую высоту. Прыгала на одной ноге. Вторая нога на фоне травмы служила опорой.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
На II Европейских играх Анна Гончарова выступила с перебинтованным правым голеностопом. Бинт телесного цвета, так что он едва заметен. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Далее наших батутистов ожидал очередной вызов в карьере. В сезоне 2019 года они были увлечены отбором напрямую на Олимпийские игры 2020 года через успешное выступление на ЧМ-2019, который состоялся в ноябре. Другая возможность для завоевания олимпийской лицензии — набор квалификационных очков на этапах Кубка мира.

И хоть большинство стартов, на которых разыгрывались квалификационные очки, проходили во второй половине 2019-го, на пик формы батутистам необходимо было выйти раньше — под домашние Европейские игры в июне.

— Как-то подготовилась к Европейским играм. У меня была далеко не лучшая форма, ведь прыгала на одной левой, — добавляет Анна. — Взяла две медали. Добытые через боль награды всегда особенно дороги. Помимо ноги у меня болела спина — из-за все того же перекоса влево.

В августе подняла высоту и усложнила комбинацию в произвольной программе, вставив тройное сальто согнувшись. В обязательную программу добавила элемент, который боюсь исполнять больше всего. Он несложный — два сальто с полвинтом в группировке с поворотом.

Этот прыжок доставляет дискомфорт, так как в прежние годы я перекручивала его (на профессиональном языке это называется «заскок»): уходила в тройное сальто, из-за чего не приземлялась в ноги, а улетала на спину, чтобы не встать на шею. И вот — преодолела страх. Маленькая победа, которая позволила увеличить сложность в обязательной программе.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Анна Гончарова с бронзой II Европейских игр, завоеванной в индивидуальном зачете. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Мы должны были улететь на этап Кубка мира в Хабаровск, — продолжает Аня. — 21 августа я раскачивалась на сетке в тренировочном режиме, оттачивая произвольную программу. Тренер командовала: «Выше, выше, выше!» Я набрала высоту. Оттолкнулась как следует, как вдруг почувствовала хруст в левом колене… Осталась в центре батута. Выкрикнула мужу Владу, который стоял на подстраховке, и тренеру, чтобы кинули мне гимнастический мат. Реакции никакой. Понимаю почему. Визуально нельзя было оценить масштаб трагедии.

Наконец меня сняли с батута. Я села. Потом встала на ногу. Решила, что все нормально. Через шаг колено выскочило. На вид нога казалась здоровой, вот только колено больше не выпрямлялось.

«Не могла поднять ногу, сидя на кровати. „Какой спорт, Аня?“ — спрашивала себя»

Гончарова полагала, что на лечение новой травмы уйдет не больше недели. Выяснилось, что необходима операция.

— Это прозвучало как приговор, — вспоминает она. — После МРТ мне сказали, что, если хочу вернуться в спорт, другого пути нет и что на восстановление уйдет шесть-девять месяцев. Олимпиада? Все понятно, пролетаю. Мне хватает адекватности, чтобы не убиваться в горе. Жить в негативе не хочу, иначе восстановление потребует максимального срока, а не шести месяцев, чего очень хочется.

Ладно, думаю, где оперироваться. Поехала в частную клинику в Питере, где работает белорусский врач Дмитрий Савицкий.

Поехала туда с подругой. 4 сентября меня прооперировали, воссоздав крестообразную связку из ткани связок подколенного сухожилия. Несколько дней я провела в клинике, затем перебралась в гостиницу и возвращалась обратно только на осмотры.

— А цена вопроса?

— В Питере операция обошлась в три тысячи долларов. Это вместе с дорогой, проживанием в отеле и так далее. В Белорусской ассоциации гимнастики пообещали в декабре компенсировать расходы на операцию. Пока жду. Тишина.

Фото из личного архива Анны Гончаровой
Фото из личного архива Анны Гончаровой

— Российский спортивный врач Зураб Орджоникидзе сравнил травму «крестов» для футболиста с инфарктом миокарда для обычного человека.

— Жутковато. Операция — в новинку для меня. После нее неделю нельзя было становиться на ногу. Но разрабатывать ногу все равно рекомендовали через серию упражнений. Я не могла поднять ногу, сидя на кровати. «Какой спорт, Аня?» — спрашивала себя.

Не встречала в прыжках на батуте людей, которые бы восстановились после травмы «крестов». Просто потому, что это нехарактерная травма для батутистов. Недавно узнала, что вслед за мной «кресты» полетели у россиянки Яны Павловой.

— Она тебе уже звонила?

— Мы переписывались, отправляли друг другу голосовые сообщения (смеется). Ее уже прооперировали. Так как она россиянка, то операция в Москве была для нее бесплатной. Я лично не хотела проводить операцию в Беларуси.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Как на «кресты» отреагировала твоя мама?

— Мама была в панике. Хотела со мной на операцию, а ей: «Ну куда ты поедешь? У тебя ребенок». Арише девять лет, тоже занимается батутом. «Говорить о том, что тебе надо заканчивать, даже не собираюсь», — выпалила мама на эмоциях. Понимает, что это бесполезно. Только просила беречь себя.

Во мне развиты бойцовские качества. Не боюсь трудностей. Не боюсь боли, потому-то год и прыгала на одной ноге. Понимала, что ничего хорошего в этом нет, но терпела, пока могла терпеть.

«Я только неделю хожу, не хромая, так что думать о прыжках и Олимпийских играх — просто глупо»

Влад и Анна Гончарова планировали рожать детей после участия в Олимпийских играх 2020 года, вторых для каждого из них. В Рио-2016 Влад принес Беларуси единственную золотую медаль, а Аня, чью технику отличают чистота исполнения элементов и высокий полет над батутом, неожиданно завалила выступление падением.

Фото из личного архива Анны Гончаровой
Фото из личного архива Анны Гончаровой

Разумеется, в мечтах Аня видела себя на пьедестале в Токио-2020. С чувством завершенности проделанного в спорте она ушла бы в декрет.

И что теперь? Откладывать рождение детей ради медали парижской Олимпиады-2024? Рожать и уже, возможно, никогда не вернуться в спорт? Жалеть об упущенных шансах, допущенных ошибках?

— Мне все-таки уже 27 лет, пора задуматься о рождении детей, — считает Аня. — Есть такое страшное слово — «старородящая». Терпеть его не могу! Хотя я уже в «старородящем» возрасте (смеется). Чтобы выносить ребенка, нужен здоровый организм. А у меня не так давно были наркоз, инъекции, стрессы. Так что с материнством придется повременить.

— Ты бы стала возвращаться в спорт после родов, как Вика Азаренко и Даша Домрачева?

— Скорее всего, да. Во всяком случае сделала бы для этого все возможное. Но, по правде говоря, не представляю, как Вика и Даша совмещали материнство и спорт. Лично я буду матерью, которая опекает ребенка и никому не доверяет заботу о нем. Мой ребенок — моя ответственность. Его должна воспитывать я, а не моя мама или мама Влада.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
В паре с Марией Махаринской (на первом плане) Анна Гончарова выиграла золото в синхронных прыжках на батуте на II Европейских играх в Минске. Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Гончарова смирилась с тем, что пропустит Олимпиаду-2020, и болеет за партнера по команде, чтобы у той все получилось.

— Лицензии в батуте неименные, — замечает она. — И теоретически я могла бы еще поехать на Игры, но не хочу претендовать на то, что заработает другой человек — Машка Махаринская. Лицензии в женских прыжках на батуте у Беларуси пока нет, но, думаю, Маша ее возьмет.

Тренеры придерживаются другого мнения: кто лучше готов, тот и должен представлять страну. Ни о какой моей готовности речи не идет. Я только неделю хожу не хромая. Два месяца назад пришла к реабилитологу на костылях. Училась заново ходить, сгибать и выпрямлять ногу. Так что идти без хромоты — прорыв для меня! Это приносит мне радость.

Размышлять в моем положении о прыжках и Олимпийских играх — просто глупо. Делаю, что необходимо, и, если не смогу после восстановления прыгать на конкурентом уровне, — что ж, значит, не судьба.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Гончарова по-прежнему дважды в месяц колет препарат, укрепляющий хрящи, в голеностопный сустав правой ноги — травма из 2018-го. 6 декабря она сделала МРТ левого колена. Предварительный анализ показал, что «в колене много жидкости». Батутистка отправила снимок по почте врачу, который ее оперировал, и ждет подробностей.

— В принципе, у меня в жизни все хорошо, если не считать этой травмы, — уверена она. — У меня есть любимый человек. Есть мама, папа, сестра. В этом году, правда, не стало бабушки и дедушки. Умерли с разницей в три дня. Сильная любовь у них была. Дед всегда смеялся, приговаривая, что у них с бабушкой будет двуспальный гроб (плачет)… Всё, успокоилась.

Фото из личного архива Анны Гончаровой
Фото из личного архива Анны Гончаровой

— Не стоило мне выступать на ЧМ-2018, — итожит рассказ о травме Анна. — Если бы мне дали полгода на восстановление, то, думаю, залечила бы голеностоп и не порвала бы крестообразные связки. Но кто мог знать? Никто в нашем виде спорта с «крестами» не сталкивался! Тренеров я не виню. А по лечению… В диспансере ничего большего, кроме как физиотерапии и компрессов, предложить мне, увы, не смогли.

«Владу приходилось голодать, чтобы не превышать вес в 64 кг, даже перед Рио-2016″

Анна и Владислав Гончаровы — одна из самых красивых пар в белорусском спорте. Вместе ребята уже восемь лет. В декабре они отметят вторую годовщину свадьбы. Торжество прошло в узком семейном кругу в Витебске, после чего Гончаровы устроили красивую церемонию на берегу океана.

— Кто-то писал в комментариях, что мы и два года не проживем вместе, — припоминает Аня. — Мы лишь посмеялись. «Ну конечно, человеку на форуме виднее! Может, сразу разведемся, а, Влад?» — предложила ему.

— Расскажи о вашей свадьбе.

— Называть место, где она прошла, не буду, но свадьба получилась сказочной. Ничего лишнего, как я и хотела. Организатор не посвятил нас в детали, так что я переживала, а будет ли букет… По факту за нами приехала машинка, отвезла на церемонию, где нас расписали в соответствии с местными традициями и под местную музыку. Мы произнесли клятву на английском языке и обменялись кольцами.

У нас с Владом прекрасные отношения, несмотря на то, что много времени проводим вместе на сборах и дома. Когда меня спрашивают, устаю ли я от мужа, теряюсь. Что ответить? Ну ты ведь не можешь устать от мамы или папы? Ты их любишь. С Владом у нас именно так. И когда его нет рядом, как те две недели в период ЧМ-2019, мне его очень не хватает. Кажется, что две недели растянулись на три месяца.

Фото из личного архива Анны Гончаровой
Фото из личного архива Анны Гончаровой

— После золота Рио-2016 Влад не раскрылся в публичной сфере: скромный, ранимый, парень в себе. Каким видишь его ты?

— Дома он другой. Открытый, внимательный, порой вспыльчивый, очень умный. Хорош в физике и математике, а мой уровень физики — это мультсериал «Фиксики», чтоб вы понимали!

Влад любит готовить, и чаще дома готовит именно он, чтобы контролировать вес. Ему приходилось голодать, чтобы не превышать вес в 64 кг, даже перед Рио-2016. Приготовление еды дает Владу чувство насыщения. Он может и не съесть то, что приготовит. Если же готовлю я, выбираю продукты, от которых не поправишься: спаржу, брокколи, индейку, морепродукты. При этом у меня проблем с весом нет. Ни в чем себе не отказываю.

Еще Владу интересны автомобили. Сначала бесилась: «Что ты опять там читаешь про машины?» Потом решила: раз его увлекает эта тема, лезть не стоит. Tesla? Да, он мечтает о покупке электромобиля, но, живя в Витебске, брать электрокар как-то неразумно.

Фото Глеб Малофеев
Влад Гончаров за рулем своего автомобиля — BMW 5-й серии 2017 года выпуска. Фото Глеб Малофеев, TUT.BY

— У вас ведь BMW 5-й серии, верно?

— Да, «бэха». Пока Влад был на чемпионате мира, свозила автомобиль на техобслуживание. У меня в заметках был текст для мастеров. От себя смогла бы сказать только: «Вот машина, тут газ, здесь тормоз. Есть четыре камеры». Камеры брались как опция под меня, чтобы могла припарковаться. Не скажу, что плохо вожу. Курсов экстремального вождения не проходила, так что езжу аккуратно.

— А ведь «бэха» провоцирует на быструю езду.

— Когда Влад «летит» на трассе, поверьте, у него есть ограничитель в виде жены! Я — паникер, прошу ездить медленнее.

Кто-то скажет: «Вот, купили машину за кучу денег. Зачем?» Да, машина пацанская, но безопасная. Для меня при выборе автомобиля главным критерием была именно безопасность. Мы много времени проводим в дороге между родным Витебском и Минском. В пути всякое может случиться. А в нашей машине есть дополнительные функции, которые возвращают ее в полосу, если ты отклонился. Или тормозят ее при необходимости.

Фото из личного архива Анны Гончаровой
Фото из личного архива Анны Гончаровой

Отпуск перед трудным олимпийским сезоном Аня и Влад проведут в Германии, куда они отправились на машине. Другие белорусские батутисты отправятся на восстановительный сбор в Таиланде.

— Влад не захотел ехать туда без меня, — уточняет Аня. — Ну, а в Европе мы посмотрим что-то, пока время есть.

-20%
-10%
-10%
-50%
-40%
-10%
-20%