• Хоккей
  • Биатлон
  • Футбол
  • Теннис
  • Гандбол
  • Баскетбол
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


Олег Тиньков, владелец велокоманды Мирового тура «Tinkoff», собирается продать команду в конце сезона 2016 года. Об этом он рассказал в интервью Cyclingnews, сообщает Velo Live.

Олег Тиньков. Фото: velolive.com
Олег Тиньков. Фото: velolive.com

Свое решение Олег Тиньков объяснил коммерческими и личными причинами. Банк Олега Тинькова Tinkoff Bank, по его словам, после пяти лет поддержки команды в качестве спонсора достиг поставленных маркетинговых целей. Кроме того, Тинькова не устраивает нынешняя бизнес-модель профессионального велоспорта. О решении Олег Тиньков объявил команде в тренировочном лагере на Гран-Канарии. Генеральный менеджер команды Стефано Фельтрин уже работает над поиском новых спонсоров.

Олег Тиньков: «Все контракты, в том числе и спонсорские, действуют в 2016 году, но для меня и Tinkoff Bank этот сезон будет в велоспорте последним. Есть две главные причины моего решения, надеюсь, люди поймут их и осознают, почему профессиональный велоспорт потерял парня, который потратил больше 60 миллионов евро и который любит этот спорт.

Tinkoff Bank спонсировал команду 5 лет, и с точки зрения маркетинга этого достаточно. Мы не всемирный банк, экономическая ситуация в России не лучшая, мои люди из отдела маркетинга говорят мне, что мы достигли максимума из того, что инвестор может получить через спонсорскую поддержку велоспорта. Мы решили, что в 2017 году наш бюджет будет вложен в прямую телевизионную рекламу. Это логичное решение с точки зрения моего бизнеса.

Другая причина того, что я отказываюсь вкладывать свои личные средства в велоспорт и дальше, более сложная и более личная.

Я решил продать команду и покинуть велоспорт, потому что понял, что никто не хочет работать со мной в вопросе изменения бизнес-модели этого спорта. За последние два или три года я пытался бороться с ASO и Международным союзом велосипедистов (UCI), старался найти новые источники дохода — права на телетрансляцию, продажу товаров и билетов, но никто меня по-настоящему не поддержал, не занял сильную позицию.

В 2015 году я стал чувствовать себя Дон Кихотом Ламанчским, потому что он боролся с ветряными мельницами. Но именно так я себя и чувствовал. Я пытался уберечь менеджеров, гонщиков и персонал от самих себя, хотел собрать всех вместе, чтобы изменилась система получения прибыли, чтобы ситуация улучшилась для всех. Это сделало бы спорт более устойчивым.

Когда я читал интервью, которые давали сильнейшие гонщики, ни разу не видел, чтобы они поддержали мои идеи. Даже мои собственные гонщики. Так что, может быть, им все равно. Единственным, кто меня поддерживал, был Дэйв Брэйлсфорд (генеральный менеджер команды Sky). Пару раз я встречался с Джонатаном Воутерсом (генеральным менеджером команды Cannondale-Garmin), он умеет хорошо говорить, когда сидит в ресторане, но никогда меня не поддерживал.

Но все должны понять, что никто не сможет бороться с ASO или пробивать изменения в одиночку. Мы должны поддерживать друг друга, и тогда ASO не осмелится выгонять команды, потому что мы все можем бойкотировать Тур де Франс.

Но если никто не заботится о будущем велоспорта, почему о нем должен беспокоиться я? Вот моя личная причина, по которой я захотел оставить профессиональный велоспорт.

С января 2017 году я уйду, не буду связан с велоспортом. Я запрыгну в свой самолет, улечу домой и сосредоточусь на интересах своего бизнеса, буду наслаждаться жизнью. А те, кто останется в велоспорте, пусть пытаются выживать год за годом, и убеждают спонсоров вернуться в спорт. Эта система не жизнеспособна.

В Международном союзе велоспорта сидят глупцы. Решить проблемы велоспорта совсем просто. Команды нуждаются в равноправии, чтобы могли выжить и развиваться. Надо, чтобы лицензию выдавали, по крайней мере, на 5 лет, а не на 3 года. Нам необходим рынок трансферов как в футболе, чтобы, например, я мог сейчас продать Петера Сагана и заработать деньги. К сожалению, ни у кого нет стратегии или настоящего бизнес-плана для профессионального велоспорта. Каждый планирует только на год вперед. Но я — бизнесмен, я работаю с перспективой на 60 и даже на 90 месяцев. Никто не может планировать и работать по стратегии на год. Так ничего не достичь.

Мне не важно, кто купит команду, это может быть и Бьярне Риис, если он захочет ее вернуть. Кто-то упоминал, что польский парень, который стоит за командой CCC, заинтересован в покупке, а может быть, кто-то еще. Кто бы это ни был, цена за команду будет очень высокой, потому что у команды несколько ценных активов — это контракты Петера Сагана и Рафала Майки, которые действуют до конца 2017 года. Так что тот, кто купит команду, автоматически получит этих ребят на год, а Петер сейчас — лучший гонщик в мире.

Мне было тяжело говорить гонщикам команды о моем решении, но они поняли меня, они знают, что я пытался изменить профессиональный велоспорт. Теперь все знают, что это мой последний сезон, я хочу им наслаждаться. Я был честен с гонщиками команды, потому что кроме Петера и Майки ни у кого из них нет контракта на 2017 год. Я сказал им все сейчас, не хотел ждать до августа или конца сезона. Я сказал им за 13 месяцев до истечения контракта. Уверен, что сезон 2016 года будет нашим лучшим сезоном. Теперь ребята знают, что должны добиваться результата не для Олега, команды, а ради своего будущего. Я уверен, мы потрясем всех.

Я горжусь тем временем, которое провел в профессиональном велоспорте. Мы выиграли титул чемпиона мира, классики, Джиро д’Италию, и впереди еще 2016 год. Я призываю команду стать лучшей в 2016-м, выиграть Тур де Франс, чтобы мы могли закончить на высоте. Убежден, что Альберто Контадор сможет выиграть Тур де Франс. Думаю, он тот гонщик, который на Тур де Франс сумеет победить Криса Фрума.

У меня нет сожалений по поводу того, что я оставляю спорт в 2016-м. Я люблю велоспорт. Это мой любимый вид спорта. Я продолжу следить за ним как болельщик, но решил, что не буду его частью, если в нем нет изменений".

0061580