• Чемпионат Беларуси по футболу
  • Биатлон
  • Хоккей
  • Футбол
  • Теннис
  • Баскетбол
  • Гандбол
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
  1. Как сложилась судьба участников групп, известных в 1990-е и 2000-е? Оказалось, очень по-разному
  2. Песков прокомментировал итоги встречи Путина и Лукашенко
  3. «Хватали всех подряд». Появилось полное видео действий силовиков 11 августа в магазине на Притыцкого
  4. «Гнездования» не случилось. Что будет весной с ценами на квартиры в Минске
  5. Поставщики сообщили о сложностях у еще одной торговой сети
  6. «Стояла такая тишина, что можно было услышать жужжанье мухи». Как Хрущев развенчал культ Сталина
  7. В Гомеле снова осудили водителя, который пьяным насмерть сбил детей, отсидел, выпил — и снова насмерть сбил
  8. В Бресте вынесли приговор первой десятке обвиняемых по делу о «протестном хороводе»
  9. Гинеколог и уролог называют типичные ошибки пациентов на приеме. Проверьте, не совершаете ли вы их
  10. Голосование на сайте ВНС и обвинительный приговор Шутову. Что происходит в стране 25 февраля
  11. Погибшего Шутова признали виновным, Кордюкову дали 10 лет. По делу о выстреле в Бресте огласили приговор
  12. Жила в приюте для нищих, спаслась после теракта в США. Женщина, которая перевернула российскую «фигурку»
  13. Биатлонистка Блашко рассказала, как ей живется в Украине и что думает о ситуации в Беларуси
  14. «Меры жесткие». В МАРТ прокомментировали введенные ограничения по торговле
  15. Проверка слуха: Виктора Бабарико отпустили под домашний арест? Адвокат не подтверждает
  16. Освежеванные трупы собак двое суток лежали на виду у всех на льду в Шклове. Местные вызвали милицию
  17. «Магазины опустеют? Скоро девальвация?» Экономисты объяснили, что значит и к чему ведет заморозка цен
  18. Журналистика не преступление. Как Катерина Борисевич готовила статью о «ноль промилле», за которую ее судят
  19. Требования дать «план победы» — это вообще несерьезно. Ответ Чалого разочарованным
  20. До 25 лет лишения свободы. Начался суд над водителем, который прокатил на капоте гаишника
  21. Что сулит Беларуси арест украинской «трубы», которую в 2019 году купил Воробей?
  22. Помните дом на Хоружей, где был магазин «Звездочка»? Там капремонт, вот как теперь выглядит фасад
  23. «Политических на зоне уважают». Поговорили с освободившимся после 6,5-летнего срока политзаключенным
  24. В деревне под Гомелем люди нашли в мусорке собаку в мешке. Теперь псу ищут дом
  25. Врачи назвали самые типичные ошибки пациентов на приеме. Проверьте, не допускаете ли их вы
  26. Нацбанк ввел изменения для желающих открыть счета за границей, купить недвижимость или ценные бумаги
  27. Экономист: Есть ощущение, что сменись Лукашенко даже на силовика, часть людей вернется в Беларусь
  28. У кого на стопе появляется «шишка»? Врач — о вальгусной деформации первого пальца
  29. В Беларуси начинают делать особые тесты, чтобы проверить иммунитет после вакцины от COVID-19
  30. «Произойдет скачок доллара — часть продуктов может исчезнуть». Вопросы про ограничения в торговле


Илья Громадко,

В 2001 году 20-летний Евгений Соболь отправился на свой первый чемпионат мира по велогонкам на треке в статусе запасного. На протяжении трех следующих лет он наряду с Константином Сивцовым и Василием Кириенко был полноценным членом национальной команды. В 2004 году Евгений участвовал в Олимпийских играх, проходивших в Афинах, как трековый гонщик. В том же году успешные выступления на шоссе позволили ему примкнуть к польской команде BSB. Карьера перспективного гонщика двигалась по восходящей, но однажды любовь к велоспорту едва не стала причиной гибели и надолго лишила возможности въезда в шенгенскую зону.

Евгений Соболь. Фото: Юрий Коваленко
Евгений Соболь. Фото: Юрий Коваленко

— К концу 2004 года наши белорусские ребята, такие, как Кучинский, уже гонялись в Италии. Позвонили мне: «Бросай-ка польский велоспорт и поезжай к нам». Решил расти через Италию, пускай начинать пришлось с любительской команды. Хорошо себя зарекомендовал, начал попадать в призы, выигрывать.

В октябре 2005 года ехал гонку — у профессионалов она называется «Тур Ломбардье». А у любителей — «Пиколо Джеро Ломбардье» — маленький круг по Ломбардье. Накануне разговаривал с менеджером, через которого гонщики устраиваются в профессиональные команды. Должен был подписать первый профессиональный контракт в Италии. Он еще подбодрил меня, мол, если на этой гонке покажу хороший результат, точно ударим по рукам!

Уехали в отрыв — нас было человек 6−7. Я хорошо себя чувствовал. Гонка проходила в горах, в конце — 20-километровый спуск и финиш. Я решил рискнуть и уехал от ребят со спуска. Хотелось завершить сезон победой. Так получилось, что на одном из поворотов я наехал на масло, не вписался в вираж и упал с обрыва. На время потерял сознание. Очнулся — весь в крови, нога колесом, очень сильно болела спина. Рядом лежал сломанный велосипед. Я сам вылез обратно на дорогу, лег на асфальт, корчился от боли. Повезло, что мимо проезжала семья одно из участников гонки. Они увидели меня и вызвали скорую.

Меня отвезли в больницу, сделали снимки. Врачи диагностировали компрессионный перелом позвоночника. На следующий день поднялась температура, и я впал в кому. От перелома трубчатых костей у людей в возрасте до 25 лет начинается газовая эмболия — кислород через поврежденные сосуды попадает в кровь и, если он по венам доходит до мозга, шансы выжить минимальные.

Через несколько дней очнулся в реанимации с перевязанными венами. Месяц находился в больнице — нельзя было даже вставать. В середине ноября в инвалидном кресле прилетел в Беларусь.

— Что сказали врачи, когда вы пришли в себя?

— В реанимации ко мне подошел хирург, спросил, буду ли еще гоняться. Я ответил: «Конечно, буду!» Он подумал и сказал, что мне только плавание и велосипед теперь подходят. Уверен, в Беларуси врачи вряд ли разрешили бы мне возобновить участие в гонках. В Италии другое отношение к велоспорту. Я еще самостоятельно есть не мог, не мог держать вилку. А мне врач говорит: «Вижу, у тебя глаза горят — будешь ездить». Это обнадеживало.

— Как семья отреагировала на случившееся?

— Главное, что приехал домой живым. Семья была рядом со мной. Все знали, как я люблю свое дело, как люблю велосипед. Поддерживали. Никто не уговаривал бросить спорт. Такого не было ни разу с того момента, как в детстве я записался на велосипедную секцию в Березе. Хотя были страшные моменты. Когда встречал в Бресте знакомых, они удивлялись: «Женя, так нам сказали, что ты умер». Такие вот ходили слухи…

— Когда смогли вернуться к тренировкам?

— После Нового года, в начале января, я сам на костылях пришел на базу и начал садиться на велосипед. В итоге тренеры сборной по треку взяли меня с собой на сбор в Крым. Подбивали, мол, придешь к нам в сборную тренировать. А я отвечал, что еще буду гоняться! Приехали в Крым, зашел в номер, посмотрел на костыли и забросил их за холодильник. На обед пошел своим ходом. После обеда начал тренироваться.

В начале апреля проехал гонку в Бресте. А в конце месяца уехал обратно в Италию. Заканчивал сезон той же гонкой, на которой упал с обрыва. Мне даже дали медаль за возвращение. Было немного не по себе. Но я проехал, даже показал неплохой результат.

— В следующем сезоне вы все-таки перешли на профессиональный уровень.

— Гонялись с Кириенко в «Тинькофф». Правда, там у меня не заладилось. В начале сезона хорошо проехал гонку в Малайзии — финишировал пятым в генеральной классификации. Но подцепил несколько болячек, и много времени у меня вылетело. Руководство команды сказало, что больше на меня не рассчитывает. В итоге едва не остался без команды. В определенный момент стоял вопрос о продолжении выступлений. Пришлось гоняться чуть ли не бесплатно, чтобы просто не потеряться. Когда выздоровел, начал показывать неплохие результаты и снова попал в достойную команду. Мне прислали форму, велосипед, но из-за проблем с оформлением визы пришлось сидеть и ждать около полугода.

В конце концов мне сделали вид на жительство в Сан-Марино. Я это практиковал и раньше в двух или трех командах. Получал вид на жительство и спокойно ездил на гонки и домой — проблем не возникало. И вот в 2010 году ехал гонку «Солидарность». Она заканчивалась в Лодзи, и оттуда я решил поехать на недельку в Брест. На границе проверили документы и сказали, что мой вид на жительство не действует в Польше. Получилось, что я нелегально находился на территории страны. Хотя до этого десятки раз мои документы проверяли и никаких вопросов не возникало. Меня арестовали, на год запретили въезд в Польшу.

— Как в итоге получилось, что вам пять лет нельзя было въезжать в шенгенскую зону?

— Через год я проехал чемпионат Беларуси, стал вторым. Наши тренеры позвали съездить на «Солидарность». Я сказал, что не могу из-за запрета на въезд. Они предложили взять мой паспорт и проверить на таможне, могу ли я ехать. Я согласился. Тем более был в отличной форме. Нога шла, и, наверное, где-то излишне им доверился. На следующий день в присутствии других тренеров мне сказали, что запрет якобы заканчивается 26-го числа, а гонка стартует 27-го.

Вся команда поехала через Брест. А я, механик и тренер направились в Польшу через Литву. Гонка сложилась удачно. Я закончил ее в майке горного короля. Обратно поехали уже через Брест. На границе у всех с документами все хорошо, а мне говорят: «У тебя сегодня последний день запрета на въезд, а ты не то что попасть в страну пытаешься, а уже из нее выезжаешь!» Два дня пришлось провести в тюрьме. Потом меня депортировали и сказали, что мне запрещен въезд в шенгенскую зону на пять лет.

Попросил друзей из Варшавы помочь. Люди, не взяв с меня ни копейки, ходили по судам, разбирались. В конечном счете получил письмо о том, что итоговое заседание переносится. А потом ничего не получал больше. В посольстве мне никакой информации дать не смогли. Вместе с тренером ходили к консулу. Консул сказал, что такими вопросами не занимается, и посоветовал идти в Министерство иностранных дел. И все, после этого помочь разобраться в моей ситуации никто не захотел.

— Чем вы занимались в течение этих пяти лет?

- За это время у меня появилась жена, у нас прекрасный сын. Конечно, пришлось пойти работать, как все люди. Работал в сфере продаж, был торговым представителем, супервайзером. Предлагали пойти работать тренером, потом на руководящую должность в спорткомитет. Но я на то время был сильно обижен и решил отойти в сторону от всего этого.

Велосипед не бросал. После работы тренировался. По возможности ездил на соревнования. Хотелось показать себя. Супруге, конечно, было тяжело. Приходил в семь вечера с работы, брал велосипед и шел тренироваться до девяти часов.

В 2013 году в Минске проходил чемпионат мира на треке. Пришел к тренеру сборной — им тогда был Волчек — и сказал: «Давайте я тоже поучаствую, я готов». Тогда еще тренировался, как положено. Тренер сказал, что он не против, но предложил участвовать за свои деньги. На этом разговоры и закончились.

Радует, что сейчас в федерации работают лояльные люди. Люди, которые любят то, чем занимаются. Если сравнивать те времена, когда мы были в сборной, и то, что есть сейчас, можно сказать, что созданы все условия, чтобы показывать хорошие результаты. Люди работают над этим.

Фото: racehorizonpark.com
Фото: racehorizonpark.com

— В итоге вы все же вернулись к выступлениям на международном уровне в составе «Минска».

— В этому году я понял, что работать и тренироваться в таком ритме нельзя. Как бы я ни любил велоспорт, семью я люблю больше. Организм не железный, все это не может продолжаться вечно. Зимой сказал супруге: «У меня такое чувство, что в этом году начну гоняться. Если нет, продам свои велосипеды, чтобы они мне не мозолили глаза».

Весной проехал три гонки в Беларуси. Мной заинтересовался Владимир Муравский — член исполкома Белорусской федерации велоспорта. Он переговорил с менеджером «Минска» Алексеем Ивановым, и они решили меня пригласить в команду. Как в качестве гонщика, так и для того, чтобы помогал молодежи развиваться.

— Много времени понадобилось, чтобы набрать форму?

— Его не было. Я получил велосипед и позвонил на работу сказать, что увольняюсь и начинаю заниматься тем, что люблю. Через две недели уехал с командой. За 23 дня проехал 18 гонок. Потом мы выступили на чемпионате Беларуси и отправились на «Солидарность». Никакого времени на раскачку не было.

Гонщик "Минска" выиграл последний этап и общий зачет многодневной гонки в Польше

— Каким образом ваше присутствие в команде помогает молодежи развиваться?

— Работая в сфере продаж, я научился понимать психологию людей. Многому меня научила жена. Каждый человек — отдельная личность, и к каждому нужно находить свой подход. После того как меня взяли, много один на один общался с молодыми ребятами.

Я видел много хороших гонщиков, которые никогда никому не давали советов: «Зачем мне его сегодня учить, чтобы завтра он проехал лучше меня?» Я таким не буду никогда. Со мной всегда можно советоваться, если человеку это нужно. Приятно, когда молодежь тебя слушает и потом можно увидеть результат. Есть, конечно, и такие, которые пропускают все мимо ушей и думают: «Я сейчас как проеду!» Но они рано завязывают с велоспортом. Тогда, когда еще не образовалось то, что можно завязать.

— Недавно вы выиграли многодневную гонку в Польше. Сейчас ездите в свое удовольствие или ради побед?

— За пять лет я сильно изголодался. У меня достаточно жажды побеждать. Дай Бог, молодежь, глядя на все это, поймет, ради чего стоит продолжать.

— В какой сфере видите себя, когда закончите с велоспортом?

— Пока, надеюсь, еще погоняюсь. Потом, наверное, останусь в велоспорте в качестве тренера. Буду пытаться передать свой опыт молодежи.

-20%
-7%
-21%
-20%
-25%
-30%
-40%
-50%
-50%
0072566