Юрий Михапевич,

Олимпийский чемпион 2008 года Андрей Арямнов не примет участия в чемпионате мира по тяжелой атлетике. О причинах такого решения известный спортсмен рассказал в эфире TUT.BY-ТВ.

О том, почему Арямнов пропускает чемпионат мира \ О подготовке к чемпионату мира \ Об отношениях с Гончаровым \ Арямнов-правдолюб \ О "золоте" Игр в Пекине \ О государственной поддержке тяжелой атлетики \ О штанге \ О представлении адекватности \ О "звездной" болезни \ Арямнов и автомобили



Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.

Скачать аудио (24.16 МБ)
 
Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.

Скачать видео

О том, почему Арямнов пропускает чемпионат мира

Я всегда готов выступать, но принципиально не еду на чемпионат мира, потому что мной никто не занимается, кроме моих тренеров. И я не хочу зарабатывать зарплату Гончарову. Я опять выиграю чемпионат мира и заработаю ему зарплату. Его быстрее уволят, пока я не буду выступать. Из-за того что я выиграл Олимпиаду, его оставили на четыре года. Уже тогда я хотел сказать, что он недостоин быть главным тренером. А сейчас я выиграл и заработал ему баллы… Но на Олимпиаду в Лондоне я все равно поеду, потому что буду защищать свой титул: это нужно мне.

О подготовке к чемпионату мира

Я начал готовиться в Стайках вместе со всеми, как положено, уехал на сборы. Но меня никто не слушает как профессионала. И мне приходится довольствоваться тем, что делает главный тренер сборной, а он меня не любит и хочет испортить мне жизнь. Он должен был все это время помогать мне и моей спортшколе. Он должен был сделать так, чтобы у меня были хорошие условия для тренировок.

После чемпионата Европы 2010 года мне отдали помосты, которые привезли к чемпионату Европы. Они не длительного использования, чуть ли ни одноразовые. Мне не привезли тренажер для спины, который у меня самый востребованный. Мне нужно много качать спину, как рычаг. Спина должна быть развита! Там очень много мышц, над которыми мне нужно работать. Это единственное условие, без которого я не могу перейти на новую профессиональную ступень подготовки. Если меня закроют в спортшколе, то я останусь на уровне спортшколы. Какой бы я ни был сильный, мне нужен комплекс! Я не могу один…

Сейчас команда поедет на чемпионат мира, и все будет видно. Я думаю, что на мире у сборной будет одна медаль у женщин. Настя Новикова – настоящий спортсмен, у нее образ жизни тяжелоатлета. И склад ума у нее именно такой, какой нужен. В интервью Гончаров все время говорит, что незаменимых нет, но спросите у него, кто едет вместо меня. Авдеев? Ему будет выгодно мое отсутствие, потому что мы выступаем в одной весовой категории. У него есть дети, и это поспособствует тому, что он станет минимум на одну ступень выше. Ведь спортсмены у нас в стране получают зарплату тогда, когда что-нибудь выиграют.

Об отношениях с Гончаровым

Я не хочу, чтобы у меня из-за Гончарова сломалась профессиональная карьера. Я хочу, чтобы все было по-человечески. Но тогда Гончарову не надо платить за меня деньги. Если он не будет присутствовать на моих тренировках, тогда, возможно, вопрос будет исчерпан. На моей тренировке он сидит и ест булочки… Я не могу терпеть, когда он ест и чавкает, во время моей тренировки, смеется с меня, когда у меня не получается. А часто бывает, что не получается: не можешь размяться или еще что-то. Он смеется с меня, а мне от этого еще тяжелее психологически.

Арямнов-правдолюб

Может быть, я сам пострадаю, но я донесу до людей правду. Когда вы увидите жену друга с мужчиной, вы обязаны сказать другу - или вы перестанете быть другом. Иначе жить нельзя, себе же хуже: можно растерять все золото в душе, которое у тебя есть, и растратиться на мелочи.

В СМИ пишется только половина того, что я говорю. Такое ощущение, что они спрашивают у Гончарова, что писать. А ведь у него есть влияние, он много с кем общается, много с кем дружит. У него есть знакомые редакторы и корреспонденты. У нас семейная порука. Если отец был директором, он поставит на свое место сына, а не самого лучшего работника. Важно не чтобы бизнес процветал, а чтобы из семьи ничего не ушло. Какое это имеет отношение к назначению Гончарова? Некого было поставить, и поставили человека из училища олимпийского резерва. Прошлый главный тренер был из Могилёва. А сейчас дошло чуть ли не до того, что сборная – это училище олимпийского резерва Могилёва и Могилёвской области. Главный тренер женской команды из Могилёва. С прошлым тренером поступили некрасиво, там уголовщина. Но я об этом не говорю, потому что если я скажу, боюсь, что со мной случится что-то криминальное. Опасаюсь за свою жизнь… И на чемпионат мира не еду, потому что опасаюсь за свою жизнь! Потому что кто-то может бросить мне таблетку, и я лишусь спортивной карьеры. Я хочу выигрывать Олимпиады. Я станок для зарабатывания олимпийского золота. Мне не тяжело тренироваться, я не могу не тренироваться, я готов всю жизнь пробыть в зале.

О золоте Игр в Пекине

Я хотел доказать Гончарову, что я что-то могу. Когда я сходил с помоста на Олимпийских играх в Пекине, Григоров, на тот момент министр спорта, шел мне пожать руку. И когда я протягивал руку, чтобы пожать ее, передо мной резко вскочил Гончаров и сказал: "Я же говорил, что хоть одна медаль у штангистов будет!" А говорил ли Гончаров, что она будет у Арямнова? По-моему, было слышно только о его ученике. На тот момент я был действующим чемпионом мира, но меня ни разу никто не прорекламировал.



Гончаров тогда говорил о Рыбакове. Но Рыбаков – не ученик Гончарова. Гончаров занимается воровством учеников. Он внаглую собирает учеников со всей страны и неправильно ими пользуется. Он говорил: "Я взял тебя в сборную – ты мне должен". Если не должен, он испортит тебе здоровье, сломает. Он даст такие планы, что износятся колени, связки, суставы. А витаминизации никакой нет, потому что он не разбирается в этой системе. В последнее время тяжелоатлеты в Стайках страдают от гниения тела. В советское время детей в детдомах обсыпало фурункулами из-за недостатка витаминов. Новикова Настя сейчас готовится к чемпионату мира, и ей недавно вырезали гнойник. Получается, мы работаем в условиях худших, чем в советское время. А все потому, что с нами работают непрофессионалы.

О государственной поддержке тяжелой атлетики

Государственный таможенный комитет вообще не занимается тяжелой атлетикой. Если у них нет времени, пусть они отдадут нас кому-нибудь другому, у кого оно есть. Я один раз видел начальника, когда он вручал мне медаль на чемпионате Европы. А так я его не вижу и не могу рассказать об этом.

О штанге

Тяжелая атлетика – такой вид спорта, где у меня нет соперников. Соперник – штанга, и я досконально его изучил. Штанга каждый день возле меня, она для меня неизменна. Когда соперники видят, что спортсмен смотрит не на них, а на штангу, они сами боятся смотреть в глаза человеку, который не боится штанги. А она страшный соперник, она может сломать, как щепку. Гончаров переломал столько людей, но их же никто не считает.

О представлении адекватности

Был бы я адекватным, не стал бы олимпийским чемпионом в 20 лет. У каждого разное представление об адекватности. Я все сделаю по-своему. У меня есть свой личный опыт, я мало ошибаюсь, значит, я должен придерживаться этого курса. Я единственный, кто всегда слушает, что мне говорят. Может быть, я сделаю вид, что не слушаю, но я обязательно все проанализирую.

Мне все говорят, что я очень молод и ничего не знаю. Когда человеку говорят, что он плохо работает, прежде надо посмотреть, как работаете вы сами. Ребята не получают денег, работают, как в тюрьме. Ежедневно я работаю минимум с тройкой на чемпионатах мира. Но моя личная задача – установить самые невероятные рекорды, потому что я могу, я устанавливал их на тренировке. Я хочу довести их до соревнований, это моя задача максимум.

Я хотел бы побить рекорд в 110 кг, который принадлежит Захаревичу. Сейчас такой категории не существует, она была в Советском Союзе, а сейчас есть категория 105 кг. Я буду весить чуть меньше и должен буду хотя бы повторить его, чтобы это был рекорд. Я чувствую, что могу. Но мне срочно нужна помощь. Я очень молод, но уже давно в спорте, и у меня начинаются проблемы со здоровьем. Мне нужно, чтобы мне помогли, и я начну поднимать рекорды. Я уже начинаю стареть. Я должен это сделать. Зачем я тренировался 15 лет, чтобы все это так оставить? Я хочу и сделаю это. Просто хотелось бы сделать это в Беларуси. Когда у меня должна была родиться дочь, я сказал, что она родится в Борисове. Я самый настоящий патриот, в этом лучше со мной не спорить.

О звездной болезни

Я нормально со всеми общаюсь. Я ничего никому не сделал плохого, как обо мне можно плохо говорить? Появилась информация, что я еду не из-за болезни? Как можно было так написать? Я говорил, что вообще не занимаются тяжелой атлетикой. Мне дали штангу - готовься. Я иду на волевых, и у меня понижен иммунитет. Я просил мне помочь, заболел, неделю колол себе антибиотики. После них я не выглядел бы достойно на чемпионате мира, как должен выглядеть. Но это не моя ошибка.

Арямнов и автомобили

Я почти никогда не сажусь за руль. Если мне куда-нибудь срочно нужно, я сяду за руль, и меня обязательно кто-нибудь поймает. Я везучий человек, но не до такой степени. Машина? Я ее продал, чтобы не было никаких соблазнов. В моем случае лучше иметь водителя. Закон нельзя нарушать, я согласен и справедливо понес наказание. Но когда меня наказали в первый раз, зачем у меня и моего тренера забрали еще и средства к существованию? Это просто глупая ошибка руководства. Как может спортсмен готовиться без средств к существованию? Могли бы помочь исправить ситуацию…

Но я все понял, не езжу, не делаю ничего плохого. Я же хочу заниматься не только спортом, у меня есть дети, я должен зарабатывать деньги. Скоро дочь попросит у меня денег, а я ей не смогу дать. Некрасиво, чтобы у олимпийского чемпиона не было денег. Я хочу, чтобы мои дети ни в чем не нуждались. У меня будет большая семья. Моя фамилия не часто встречается в стране, она одна из самых редких. По-моему, кроме моей родни, никого нет с такой фамилией. Хотелось бы, чтобы нас стало намного больше. Дай Бог, чтобы все было хорошо.
-30%
-30%
-10%
-10%
-70%
-48%
-20%
-15%
-30%
-51%