Юрий Михалевич,

Чемпионка мира по тяжелой атлетике Анастасия Новикова рассказала о взаимоотношениях команды с главным тренером Александром Гончаровым, выразила свою точку зрения на позицию Андрея Арямнова, не смогла объяснить спад результатов сборной, а также пояснила, почему ее нынешняя награда важнее олимпийской бронзы.

О "золоте" чемпионата мираО переходе в другую категориюО подготовке к чемпионату мираОб Олимпиаде в ПекинеОб отношениях с ГончаровымО силе сборнойОб отношении к персоне АрямноваО занятии тяжелой атлетикойО жизни в ЖодиноОб Олимпиаде в Лондоне

Фото: Reuters via TUT.BY
Фото: Reuters via TUT.BY

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (17.12 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать видео

О "золоте" чемпионата мира

Я справилась со своими травмами и ощущала себя в этом году сильнее. Поднимала более солидные килограммы и решила для себя, что буду бороться за "золото". Я понимала, что на этот раз это реально.

В толчке подняла лучший результат, который я поднимала на республике, – 136 кг. В рывке не добрала 5-6 кг, о чем сожалею. Мне бы хотелось, чтобы итоговая сумма была больше, чем 237 кг.

Эта медаль, пожалуй, самая значимая в моей карьере. Она важнее, чем бронза на Олимпийских играх в Пекине в 2008 году. Вообще, выступление на тех играх считаю провальным. У меня там ничего не получилось…

Подчас чемпионат мира выиграть сложнее, чем Олимпийские игры: там уже отобраны люди. А на чемпионат мира приезжает по 40-50 человек одной весовой категории. У нас в группе заявлено 10 человек, но все они могут составить серьезную конкуренцию. Сложнее и по накалу страстей.

О переходе в другую категорию

В категории 53 кг перед каждыми соревнованиями мне приходилось сгонять вес. Сгоняла по 4-5 кг. Это мучительно. После Олимпиады в Пекине поняла, что форма у меня хорошая, а как только начинала сгонять вес, теряла ее. Большая сгонка влияет на результат: в сумме можно потерять 5-10 кг. С тренером учли этот фактор и перешли в другую весовую категорию. Мой собственный вес чуть-чуть увеличился: тогда я весила 57 кг, сейчас – 60 кг, мне комфортно, я сгоняю всего лишь 1-1,5 кг. В 53 кг у меня не было прироста, а сейчас появились результаты.

О подготовке к чемпионату мира

Гнойники накануне чемпионата мира? У меня было воспаление. Гнойники могут возникать, и ты даже не будешь знать, от чего. Вы намекаете на недостаток витаминов – такая проблема у нас существует. У нас должно быть повышенное финансирование и фармакология. Есть люди, которые готовятся на Олимпийские игры, и в этом году нам обещали выделить фармакологию. Но как таковой мы ее не видели. У нас выделяется 7 тысяч рублей на витамины, а что можно взять на эту сумму? Получается, повышенной фармакологии у нас нет. В министерстве нам говорят, чтобы мы покупали витамины за президентские стипендии. Но непонятно: нам дали их, чтобы мы готовились к Лондону или за Пекин?

Об Олимпиаде в Пекине

В Пекине у нас произошел конфликт: моего личного тренера не взяли на Игры. Так меня психологически сломали. Есть люди, которые действительно болеют за тебя, а есть люди, которым это просто надо. Им нужно хотя бы что-нибудь взять, а у меня была другая цель. Какая? Я была хорошо готова, а в итоге поехала одна, и все знают результат (3-е место. - Прим. ред.).

Присутствие рядом Виктора Анатольевича было важным для меня. Мы с тренером вместе уже довольно долго, хорошо знаем друг друга. Мы можем даже не общаться! Он посмотрит на меня и будет знать, нужно ко мне подходить или нет… Бывает, я чувствую, что делаю что-то неправильно, и нужен человек, который может сказать, что. Я полностью доверяю своему тренеру.

Об отношениях с Гончаровым

Тренер национальной команды? Александр Гончаров тренирует мужскую команду. У женской команды отдельный зал. По сути, он не имеет никакого отношения к нашей команде. У нас есть свой старший тренер, который смотрит за женской командой. За каждым спортсменом закреплен личный тренер, и тренер тренирует только своих.

Андрея Арямнова раздражает, когда Гончаров ест булку на тренировках? Знаете, не люблю суету возле себя. Мне нужен мой тренер, и больше никто. Я сама знаю, что мне нужно, и тренер сам видит, нужно мне подсказывать или нет. Мы общаемся с главным тренером, но лишнего к себе я никого не подпускаю. Они и сами ко мне не лезут, потому что знают, что это бесполезно: ничему новому они меня не научат.

Думаю, главная задача главного тренера – собрать команду, соблюдать дисциплину, распорядок дня, делать отбор. Сейчас (на чемпионате мира в Париже. - Прим. ред.) мы зарабатывали очки на лицензию. Это обязанность главного тренера. Личный тренер не будет этим заниматься. Главный тренер должен общаться с личными тренерами, координировать их действия, направлять. Он тренирует своих спортсменов, у каждого тренера есть ученики, и одновременно он руководит всей сборной.

О силе сборной

Я не буду рассуждать, как Андрей Арямнов. Это не мои проблемы. Люди не поднимают, потому что методика не та или у них нет стимула? Причины могут быть разные. Может влиять и настроение в команде. Но одно я знаю точно. Одна медаль на чемпионате мира говорит о том, что команда ослабла. Это и так видно. В двух последних чемпионатах мира была только одна медаль… Получается, только один человек делал результат. Если бы Андрей Арямнов был в строю, была бы еще одна медаль. Александр Васильевич опирается только на Арямнова и Рыбакова, потому что не о ком говорить.

Об отношении к персоне Арямнова

Андрей - хороший парень. У меня с ним хорошие отношения. Если надо, я приду ему на помощь. По жизни он нормальный человек, наверное, на него так влияет борисовское окружение. Когда общаешься с ним, он адекватный человек, а потом что-нибудь скажет непонятное. Он своенравный человек, на него очень сложно повлиять. Он спотыкается, но идет. Наверное, он должен одуматься, все-таки осталось мало времени.

Андрей говорит по делу, но его не слушают из-за поведения. Если он бы он вел себя спокойно, его бы слушали. Все уже давно забыли, что у него медаль в Пекине, и вспоминают, что он попался пьяный за рулем. Андрею надо заявить о себе. Люди любят, когда есть негатив, тогда можно прокомментировать. А что комментировать хорошее? Если Андрей хочет чего-то добиться, надо идти и работать.

О занятии тяжелой атлетикой

Я ведь начала заниматься тяжелой атлетикой только в 20 лет. Как видите, и в этом возрасте начинать не поздно. Помню, тренер сказал, что у меня есть все данные для занятия этим видом спорта, что организм сформировался, и ломки не будет, не будут вылетать локти или колени. Виктор Анатольевич увидел меня и сразу взял к себе. А через два года он уже повез меня на Олимпиаду в Афинах.

Чем запомнились те игры? Ничем. На то время я была "сырая", ничего не понимала. Сейчас у меня другое восприятие, а тогда мне было все равно, какое место. Тренер говорил "хорошо", значит, это было хорошо. С годами сам начинаешь понимать, чего ты стоишь.

Женское ли дело тяжелая атлетика? В наше время женщины делают все. Почему они не имеют на это право?

О жизни в Жодино

У меня нет времени обустроить квартиру в Минске. Перед чемпионатом мира занялась ремонтом, но не успела его завершить. Думаю, за декабрь это сделаю. Мы постоянно живем в "Стайках", мы заезжаем в январе и только в ноябре выезжаем. Какой тогда смысл жить в Минске? В Жодино у меня родители, друзья… В Минске есть все? Мне не составляет труда сесть в машину и за 30 минут приехать в Минск.

Об Олимпиаде в Лондоне

Пожалуй, это будут последние Игры в моей карьере. Это будет мой самый главный и последний старт. Надо учитывать возраст, думать о будущем. Чем буду заниматься после спорта? Не буду загадывать наперед. Но это будет обязательно что-то интересное. Точно не готова ходить на работу с 8.00 до 17.00…
-25%
-45%
-25%
-20%
-20%
-40%
-21%
-12%
-10%