/

Фото: БЕЛТА
Человек, которому больше всех достается от импульсивного борисовчанина Андрея Арямнова, главный тренер по тяжелой атлетике Александр Гончаров рассказал SPORT.TUT.BY о готовности команды к Олимпийским играм, своей давнейшей мечте, а также об отношениях с Арямновым.

Тактика запугивания, олимпийская несправедливость, медали

– Александр Васильевич, завершившийся чемпионат страны вам, как главному тренеру сборной, дал, скорее, пищу для размышлений или развеял сомнения в преддверии Олимпийских игр?

– Некоторые сомнения остались. Однако основная масса спортсменов выступили так, как мы и планировали, на что мы их нацеливали. В итоге олимпийская команда сформирована. Это Андрей Арямнов, Андрей Рыбаков, Александр Макаренко, Евгений Жерносек, Анастасия Новикова, Дина Сазановец, Марина Шкерманкова и Ирина Кулеша. Ребята, знаю, способны достойно представить страну. И мы на Олимпиаду поедем за медалями. Занимать надцатое место – не удел нашего вида спорта.

– Давление в связи с медальными планами Минспорта испытываете на себе?

– Для меня Игры в Лондоне будут третьими на посту главного тренера сборной. В Афины, помню, ездил с ощущением "в никуда". В Пекин отправилась команда, в который были собраны более стабильные спортсмены, что ли. Так что за наше выступление тогда я не волновался. Хотя кто знал, что Арямнов возьмет золото?.. Сегодня же, когда остро стоит вопрос по Арямнову (быть или не быть), когда вопросы вызывает готовность Рыбакова, у которого это будет третья Олимпиада в карьере, хватает дум. Однако давления со стороны Министерства спорта не ощущаю на себе. Медали, которые мы запланировали, они реальные. На них претендуют Арямнов, Рыбаков, Новикова, после выступления на чемпионате страны еще и Сазановец и Шкерманкова. Если посмотреть на результаты последнего чемпионата мира в категории до 69 кг, то Сазановец превысила сумму обладательницы бронзы на 8 килограмм, а Шкерманкова – на 4. Поэтому мы вправе ожидать и в этой весовой категории медаль. Итого три награды. И они – не миф. Все реально. Остается только правильно сработать. Думаю, все должно получиться.

– Форма Рыбакова, правда, вызывает опасения. Сам спортсмен был недоволен своим февральским выступлением на Кубке страны. На прошедшем чемпионате мира Андрей был только 7-м. Что заставляет верить вас в его медальные притязания?

– Дело в том, что главная задача Андрея – выйти на олимпийский помост. И килограммы, которые он поднял на чемпионате страны (185 кг в рывке, 205 кг в толчке), сегодня позволяют мне быть уверенным в своем ученике. Вопрос стоит лишь о том, награда какого достоинства достанется Рыбакову.

– Однако, ожидается, что на Олимпиаде в весовой категории до 85 кг около восьми спортсменов будут способны побороться за медали.

– Потенциально, да. Однако на чемпионате мира иранец выиграл с результатом 382 кг. Можно даже сказать, что это всего 382 кг. В Пекине Рыбаков взял серебро, подняв в сумме 394 кг. Вот и делайте выводы? Не исключено, что в Лондоне таких килограммов не будет.

– Это что же, тяжелая атлетика переживает застой?

– Это смена поколений. Одни спортсмены заканчивают карьеру, другие – еще не готовы поднимать так много.

– Или прошлогодний чемпионат мира непоказателен в плане результатов?

– Я так не думаю. Чемпионат мира был квалификационным турниром. Команды-участницы старались набрать как можно больше очков в общем зачете, чтобы претендовать на большее количество лицензий на Игры в Лондоне.

– Если говорить о тактической борьбе, не боитесь, что хорошие результаты на чемпионате страны Рыбакова (390 кг в сумме) и Новиковой (247 в сумме) позволят соперникам до Олимпиады наверстать отставание?

– Есть такое понятие, как желать и мочь. Пусть соперники еще подумают о том, смогут ли они поднять столько.

– Пусть боятся?

– Пусть, а что? Спортсмены, вроде Арямнова, Рыбакова и Новиковой тщательно изучаются соперниками. Для чего? Чтобы определиться с тем, какой состав может принести команде максимальное количество медалей. Посмотрев на китайцев, белорусов, тех же россиян…

– Выходит, что на олимпиады ездят не всегда самые сильные спортсмены? И тут спорт становится политикой.

– Участие в Олимпийских играх, в частности, в программе по тяжелой атлетике – много несправедливости. Что такое Игры? Казалось бы, должны собраться самые лучшие спортсмены! Но квоты разбрасываются по континентам. Все сильнейшие, к сожалению, на Олимпийских играх выступать не могут. В этом-то вся и загадка соревнований. Так что спорт – это политика.

Арямнов, бэдмэны, бега

– Арямнов… Ставил себя на ваше место. Взять неподготовленного спортсмена – рисковать командным результатом. Не взять – подставиться под удар, критику со стороны самого Арямнова, Минспорта, общества в целом. Все-таки Андрей – олимпийский чемпион. Как решали для себя этот вопрос?

– В этой ситуации самое правильное решение – коллегиальное. Я хочу, чтобы Андрей поехал.

Единственное, необходимо разобраться, в каком состоянии находится сейчас Арямнов. Участвовать в чемпионате страны, как вы знаете, он отказался в связи с травмой кисти.
В связи с этим тренерский совет решил, что Андрею нужно подыскать возможность выступить в условиях, максимально приближенных к соревновательной среде. Это будет спартакиада школьников страны. Арямнов выйдет на помост 21 июня в Борисове. Это не гонения на Арямнова, потому что он вот не вышел на помост. И теперь с ним хотят рассчитаться. Нет! Дело в том, что перед поездкой на Олимпийские игры необходимо определиться с результатом, который может показать Андрей. В скором времени Национальный олимпийский комитет будет делать заявку в Международный олимпийский комитет пофамильно с указанием килограммов, которые, предполагается, будут подняты. Цифры определят, в какой группе будет выступать спортсмен. Если мы, не зная сегодняшних возможностей Арямнова, занизим их, то он попадет в группу В. А, значит, не будет выступать против основных своих соперников. Будет идти вслепую. А если заявить большие килограммы, просто так взять их с потолка, то мы можем попасть в ситуацию, когда он просто не сумеет справиться со штангой. Поэтому ждем выступления Андрея, на основании которого сделаем выводы.

Однако нельзя говорить, что Арямнов поедет при любых раскладах. Что, если он поедет на Олимпиаду, а там уже откажется выступать? Или, хуже того, не сможет поднять килограммы. Он должен соответствовать требованиям, которые перед ним выдвигает национальная команда. То бишь быть в хорошей физической форме. Думаю, олимпийский чемпион не должен ехать на Игры мальчиком для битья. Это его престиж, это его лицо. По-другому быть не может. Так что никаких сведений счетов. Тем более, повторюсь, решение будет принято тренерским советом коллегиально. В этом участвует и Министерство спорта, и федерация. Это общее мнение. А то, что было вчера, было четыре года назад.

– На ваш взгляд, почему Арямнов неконтролируемый?

– Не хотел бы на эту тему ничего говорить. А то найдется слово, которое кому-нибудь да не понравится. Единственное, что скажу, так это то, что окружение Арямнова оказало на него влияние. Это оно направило его на этот путь. Все эти статьи, практически доподлинно известно, были подготовлены для него заранее. Другие его высказывания – все против меня. Я не скажу, что с Арямновым работали только бэдмэны. И олимпийский комитет, и Министерство спорта, и федерация – все пытались с ним работать…

– А что Арямнов показывал до того, как получил травму, помешавшую выступить на чемпионате страны?

– Практически ничего такого не показывал. В рывке пока был в Стайках ничего – это точно. Разве что в подъеме на грудь со сплинтов взял 220 кг. Это говорит о том, что силовые кондиции у него были неплохие. Но над техникой необходимо было еще поработать.

– После Кубка страны Арямнов бежал из Стаек в Бобруйск, чтобы только не тренироваться там, где вы. Правда?

– Правда, хотя у меня не было практически никаких контактов с ним. Разве что на уровне взгляда. Я к нему не лезу. Мне была дана четко установка о том, что им занимается его личный тренер Михаил Солодарь.

– Сегодня ни Арямнов, ни Солодарь не идут на контакты с журналистами. Это говорит о том, что они не уверены в себе?

– Я не хочу отвечать за них. Зачем?

– После Бобруйска Арямнов все-таки вернулся в Стайки…

– А потом опять сбежал! Сказал, что здесь плохо, что здесь все не то, и уехал. Знаю, у Арямнова был разговор тет-а-тет с замом министра спорта Нередом Сергеем Михайловичем. Это все. С тех пор Арямнов тренировался в Борисове.

– На ваш взгляд, фигура Арямнова популяризирует тяжелую атлетику в стране?

– То, что он олимпийский чемпион, говорит о многом. Арямнова сегодня знает весь мир, он дал толчок развитию вида спорта в стране. И кто бы что ни говорил, несмотря на то, что произошло между нами, я бы хотел, чтобы он на Олимпийских играх в Лондоне он завоевал медаль. Пусть ему будет хорошо.

Рыбаков-кузнечик, Рыбаков-победитель, просто хороший человек

– Вы счастливы, как тренер?

– Как главный тренер, рад тому, что у меня получилось к сегодняшнему дню. В арсенале есть медали всех достоинств. Как личный тренер хотел бы стать наставником олимпийского чемпиона. Сегодня мне почти 53 года. На Андрее Рыбакове, думаю, моя тренерская деятельность не закончится. Все-таки близится время, когда Рыбакову предстоит задуматься о том, что после спорта. Но я бы хотел, чтобы именно с Андреем воплотил в реальность свою мечту. Тогда я смогу сказать, что в этом мире я сделал все.

– Помните, как впервые увидели Рыбакова?

– Это было в 1996 году. Работал тогда в училище олимпийского резерва в Могилеве. Ко мне пришел мой ученик Балахонов Василий Алексеевич словами: "У меня есть мальчик неплохой. Посмотрите, может, к себе возьмете". Привел такого маленького, худенького, как кузнечика паренька. Посмотрел на него: "Елки зеленые! Ну, давай! Попробуем". Оказалось, что Андрей был жилистым пацаном. Однако тренировки часто пропускал. То на дачу с мамой поедет, то куда-то что-то. Однажды я ему пригрозил, мол, если еще раз пропустит занятия, может вообще больше не приходить. Это был наш последний разговор о дисциплине. Представляете, ни разу с тех пор не повысил на него голос! Ни разу за почти 16 лет! Это кошмар сколько много! И редчайший случай, когда конфликтов между тренером и спортсменом нет. Хотя я человек непростой. Могу шашкой рубануть. Ведь когда долго упрашиваешь, доброту порой принимают за слабость. Дипломатия дипломатией, но иногда нужны радикальные меры. И вот, чего добился Рыбаков!

– Говоря о том, каким маленьким пришел Рыбаков в тяжелую атлетику, можно добавить, что голос с годами у спортсмена не окреп.

– Да, негрубый такой голос. Андрей, как говорю, неконфликтный. Знаете, я ведь однажды пытался найти людей, которые могли бы сказать что-нибудь плохое про Андрея. Не нашел. Он хороший человек. К нему везде хорошо относятся.

– А чему вы у него научились?

– Терпению.

Авиация, спорт, женщины

– Как случилась тяжелая атлетика в вашей жизни?

– Занимался долгое время борьбой, однако жизнь привела меня в тяжелую атлетику. И однажды, взяв штангу в руки, больше с ней не расставался. Как спортсмен я не получился. Слишком поздно стал заниматься. Стал только мастером спорта. А вскоре – тренером.

Долго думали? Есть ведь в мире много других замечательных профессий.

– Помню, отец мне всегда твердил, чтобы хорошо учился. Пугал меня стройкой, где сам работал. А ему говорил: "Батя, я никогда в жизни не буду строителем! Это не мое! Это исключено". Да, хотел стать военным летчиком. Однако операция на носу помешала мне реализовать свою мечту. Кто знает, стал бы летчиком, лежал бы теперь где-нибудь под Афганистаном. Так что ни о чем не жалею. Я тренер. Умею работать с детьми, используя игровые моменты в тренировках. Лучший рывок, оценки, мотивация! Детям нравилось.

– А что заставляет людей заниматься тяжелой атлетикой? Стремление быть самым сильным?

Конечно! А что еще? Нормальный мужик, который уважает себя, должен быть способен защитить женщину. Куда идти? В борьбу, бокс, тяжелую атлетику. Хотя наш вид спорта преподносится неправильно. Вот, надорвешься. С сердцем появятся проблемы. Толстым будешь. К сожалению, проблемы появляются по другой причине… Да, издержки вида спорта есть. Но народ подрывается на другом. На вредных привычках. А ведь есть сегодня еще и женская тяжелая атлетика. Ее культивируют в мире наравне с мужчинами. Хотя я, честно говоря, до конца не понимаю женскую тяжелую атлетику. Как человек. Наверное, девушки выглядят грациозней в художественной гимнастике, нежели в тяжелой атлетике.

– Настя Новикова – будто исключение из правил. Как и вы, тяжелой атлетикой девушка занялась поздно, но вон, чего добилась!

– Очень одаренная спортсменка. Самодисциплина у нее железная. Кажется, ей и тренер сегодня не нужен. Сама все знает: как, что и по чем. Восхищаюсь ей!

– Сколько килограммов человеку под силу осилить?

Максимальный вес, который официально поднимали тяжелоатлеты, – 266 кг. Рекорд принадлежит нашему Леониду Тараненко и установлен в 1996 году, по-моему. С тех пор в тяжелой атлетике нет спортсмена сильнее, представляете! Хотя трудно сказать, сколько все-таки способен поднять человек. Но то, что человек подошел к своему пределу, это да.

– Согласны с мнением о том, что тяжелая атлетика и здоровье несовместимы?

– Неизвестно, что больше вреда приносит здоровью: хоккей, футбол, тяжелая атлетика или какой-нибудь другой вид спорта. В любом виде есть свои плюсы и минусы.

– А что есть ваша жизнь вне спорта?

– В ней также есть место семье: жене, двум сыновьям…

– Пытались сделать из них тяжелоатлетов?

– Младший сын сказал, что ему это не надо. А старший был победителем первенства страны среди юношей. Я этим горжусь. Показал, что не боюсь привести сына в спорт. Однако, когда увидел, что из Саши не получится Василия Алексеева, сказал ему, чтобы занимался другим делом. Он пошел играть в футбол. Сегодня работает в государственном таможенном комитете. В Могилеве бываю редко. Чаще супруга приезжает ко мне в Стайки. Здесь и живу. А расписание у меня такое, что с утра до вечера я в зале. Утром – подъем, построения, завтрак. Первая тренировка, вторая, оргвопросы. Чувствую, что уже немного устаю. Особенно, когда подбрасывают в огонь угля. Много дыма… Но это не уже другая история.
-40%
-20%
-50%
-35%
-60%
-20%
-30%
-10%
-60%
-20%