/

Бывший главный тренер сборной Беларуси по тяжелой атлетике Александр Гончаров, руководивший национальной командой на Играх-2008 в Пекине, в разговоре с корреспондентом SPORT.TUT.BY воздержался от комментариев по поводу очередной порции положительных допинг-проб, которые грозят лишением Беларуси еще двух олимпийских медалей. А вот золотой медалист Пекина Андрей Арямнов, установивший тогда в столице Китая три мировых рекорда, обсудить печальную тему охотно согласился, и даже предположил, каким образом запрещенные препараты попали в организм его партнеров по сборной.

— Кто там в списке? А у меня все нормально? — сразу же поинтересовался Андрей.

— Вашей фамилии в том списке нет.

— Просто в то время мы часто милдронат употребляли.

— Ну так мельдоний тогда не был запрещен. В том списке, который сегодня опубликован, в основном станозолол и туринабол.

— У меня есть предположение, как эти вещества могли попасть в организм наших штангистов. Дело в том, что нам в сборной не выдавали качественных восстановительных препаратов. Давали тогда только рибоксин, витаминки — ревит, ундевит… Но в нашем виде спорта, где запредельные физические нагрузки, просто необходимы препараты, которые помогут организму восстанавливаться, иначе после тренировки можно просто-напросто прийти домой и умереть.

Если бы нам в сборной нужную фармакологию выдавали, или если бы в стране было налажено производство таких препаратов, мы бы чувствовали себя более уверенно, а так приходилось закупаться за границей. И иногда недобросовестные производители добавляют запрещенные вещества в препараты, содержащие те же аминокислоты. А потом спортсмены, которые вроде и не употребляли ничего, попадаются на допинге. Реально много спортсменов погорело на некачественных восстановителях.

— Большинство спортсменов из разных стран в сегодняшнем списке попались на одних и тех же веществах — станозололе и туринаболе…

— Может быть, такая ситуация, что заказали все в одной и той же конторе. А она оказалась не самая хорошая. С белорусскими ребятами я был на тот момент плечом к плечу. Но тогда я уже был чемпионом мира, и у меня была возможность покупать хорошие препараты, заказывал их на официальных сайтах. А ребята, возможно, сэкономили, поэтому так и получилось.

У нас ведь штангисты — народ небогатый. Тут есть два варианта — выступать и копить деньги, где-то экономить. Либо вкладывать деньги в себя, чтобы хоть чуть-чуть осталось здоровья после выступлений.

— Андрей Рыбаков раньше не был замечен в допинговых скандалах…

— Ну да, двукратный чемпион мира, очень талантливый, добросовестный спортсмен. Но у него ж уже тогда была семья, возможно где-то экономил, хотел подкопить денег и приобрел некачественную фармакологию. Тренером у него тогда был Александр Гончаров, а он не очень-то любил вкладываться в спортсменов. Тем более, он тогда был главным в сборной, столько атлетов через него прошли.

Считаю, в этом вопросе государство должно тяжелоатлетам помогать, мы ведь для государства напрягаемся. В стране нужно совершенствовать сферу, связанную со спортивной фармакологией, в спортивной медицине должно быть больше профессионалов, нужно обучать специалистов за границей. У нас же вся спортивная наука и фармакология остались с советских времен. А нам нужно двигаться вреред, за передовыми технологиями и методиками. Нужно срочно заниматься продвижением, изучением, чтобы быть на шаг впереди, а не на два шага позади. Тем более, ведь все западные технологии известны — их просто нужно изучать и догонять.

А с тем же мельдонием — они просто посмеялись над всем постсоветским пространством. После Олимпиады в Сочи, где россияне лупанули так, как положено, видно, много кто был огорчен, вот и перешли в контрнаступление. И вот тут за компанию с Россией пострадали и другие постсоветские страны, ведь они во всех сферах работают примерно по тем же технологиям, используется одна и та же методология во всем…

-30%
-30%
-10%
-10%
-70%
-48%
-20%
-15%
-30%
-51%