/

Для семьи серебряного призера Олимпиады в Рио-де-Жанейро тяжелоатлета Вадима Стрельцова сейчас — самая счастливая пора. Жена Ирина и полуторагодовалая дочь Кристинка стараются провести с папой и мужем каждую его свободную минуту и невероятно им гордятся. Призер по-мужски скуп на эмоции, но не может скрыть теплоту во взгляде: «Семья для меня очень важна». Вадим рассказал о карьере, чиновничьем равнодушии и том, как умудрился серьезно заболеть после Олимпиады.

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Белорусский тяжелоатлет Вадим Стрельцов выиграл серебряную медаль на Олимпийских играх в Рио-де-Жанейро. Стрельцов стал вторым в весовой категории до 94 килограммов. В рывке белорус показал результат 175 килограммов, не справившись со второй и третьей попытками. В толчке действующий чемпион мира сразу взял 220, после чего ради золотой медали пошел на риск и заявил вес 230. Увы, повторить свой лучший результат Стрельцов не смог. А по сумме двух движений его результат составил 395 кг.

В однокомнатной служебной квартире Стрельцовых в центре Могилева уютно и гостеприимно. С порога видно: здесь живет спортсмен. На стенах — дипломы и медали, свободные места на полках занимают кубки.

«Это далеко не все. Сколько их мы спрятали подальше от ребенка — едва в коробку все поместилось!» — говорит жена Вадима Ирина и приглашает на кухню. У Кристины сейчас — обеденное время. Сидя на детском стульчике, малышка с аппетитом кушает пюре и со смехом бросает в папу разноцветные пластиковые трубочки для коктейлей и сладости в шуршащих обертках.

Вадим за чашкой кофе рассказывает, как после Олимпиады заболел — включил кондиционер в машине, когда поехал в Минск:

— Я в жизни так серьезно не болел. Несколько дней температура была 38,7. Не знаю, повлиял ли на иммунитет стресс на Олимпиаде, но врач национальной сборной сказал, что кондиционер все-таки включать не нужно было. Лечился в основном народными средствами — чаем и молоком с медом. Ибупрофен еще принимал.

По словам тяжелоатлета, даже в такой простой ситуации, как простуда, спортсменам можно принимать лишь определенные лекарства. Какие — назначает врач сборной, так как даже простейшие препараты могут повлиять на допинг-пробу.

О допинге

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Тема эта для спортсменов тяжелая, говорит Вадим. Свою позицию по этому вопросу не скрывает.

— Когда сдаем допинг-контроль, вскрыть пробу имеют право в течение 10 лет. Слышал, что вскрывают пробы даже тех спортсменов, которых в живых уже нет, говорят, что они положительные, хотят посмертно лишить медали. По-моему, это неправильно. Во-первых, пробы вскрывают без присутствия спортсменов, — Вадим выдерживает многозначительную паузу. — Во-вторых, это не очень честно. Нужно так: взяли пробу перед соревнованиями, проверили, если все чисто — дали выступить. Если спортсмен выиграл — вручили медаль, и всё на этом. А при нынешней ситуации много вопросов возникает.

Тяжелоатлет подчеркивает: для спортсмена все медали важны, любого номинала, полученные на любых соревнованиях, так как все они достаются нелегко.

О дороге в большой спорт и «списании»

К олимпийской награде Вадим пришел к 30 годам. Путь был нелегким, начался, как и для его коллеги Дарьи Наумовой, со школьных соревнований.

Стрельцов вырос в деревне Гаврилинка Костюковичского района. До 8 класса учился в местной школе, участвовал в школьных соревнованиях по легкой атлетике. В какой-то момент директор Гаврилинской школы Григорий Горький узнал, что в Костюковичи приедут тренеры по тяжелой атлетике, чтобы отобрать школьников в училище олимпийского резерва.

— Сдавали нормативы — прыжки с места, подтягивания. Было еще поднятие штанги весом 40 кг на грудь и приседания. Я тогда впервые штангу увидел, но нам — мне и еще одному претенденту, моему другу — объяснили технику. Мне Лобачев (Анатолий Леонидович, первый и бывший тренер Стрельцова. — Прим. TUT.BY) тогда сказал: «Приседаешь с 85 кг — забираем сразу». С ним был и Гончаров (Александр Васильевич, также первый и бывший тренер Стрельцова. — Прим.TUT.BY), — вспоминает Вадим. — 7 июля 1999 года приехал в Могилев, прошел медосмотр. Меня подучили немного технике, а 1 сентября уже приехал учиться.

Привыкнуть к режиму, к тяжелым тренировкам было сложно, говорит олимпийский призер. Хотелось домой, к родителям. Поддержали земляки, которые также здесь учились — показали, где физдиспансер, где почта, откуда можно домой звонить.

В училище олимпийского резерва Вадим был до 2008 года. Говорит, его, тяжелоатлета, который регулярно завоевывал медали на соревнованиях различного уровня, специально оставляли на 2 курсе несколько раз, чтобы «не терять спортсмена с медалями». Потом он сказал: хватит, нужно в вуз поступать. В 2008 году Вадим поступил на заочное в МГУ им. Кулешова на факультет физического воспитания.

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

— Об Олимпиаде я задумался, когда выиграл чемпионат мира среди юниоров. Ближайшими были Олимпийские игры в Пекине в 2008 году. Но тогда была травма, я не смог выступить, — Вадим говорит спокойно, но заметно, что он нервничает, до сих переживает, что упустил момент. — Стал готовиться на лондонскую, но потянул пах. Тогда, в 2012 году, Гончаров отказался от меня, списал со счетов. Я говорил ему, что хочу тренироваться, что есть силы, просто мне пока с Олимпиадами не везет как-то. Но на меня махнули рукой.

Однако Вадим не сдался. Он регулярно приходил в зал, сам составлял программу тренировок, работал над собой. Затем его под свое крыло взял Виктор Шершуков — сейчас он главный тренер сборной Беларуси по тяжелой атлетике. Стрельцов не скрывает: следующие награды появились во многом благодаря тому, что Шершуков в него поверил. В ноябре 2015 года Стрельцов стал чемпионом мира по тяжелой атлетике на соревнованиях в Хьюстоне. А на Олимпиаде в Рио принес серебро в копилку сборной Беларуси.

Reuters
Reuters

«Он железный, как штанги». Почему Вадим Стрельцов лишь в 30 лет добрался до Олимпиады

Стрельцов о серебре Рио: Рад награде, но результатом недоволен

Но Вадим и сейчас помнит, как впервые поднялся на помост в училище, как их учили настраивать себя психологически к выступлению. Говорит, владение собой не менее важно, чем владение техникой.

О семье

С женой Ириной тяжелоатлет познакомился еще в 2006 году.

— Познакомились в мой день рождения, 1 августа, 10 лет назад, — говорит молодая мама и улыбается. — Просто попали в одну компанию. Познакомились — и разбежались. А через 6 лет снова встретились. В 2013 году поженились, чтобы не потерять друг друга больше.

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Свадьбу сыграли 23 ноября 2013 года. Специально распланировали ее так, чтобы попасть в спортивный график. «Просто с ноября по январь Вадим отдыхает дома, — объясняет Ирина. — Так что после свадьбы мы провели вместе месяц, а потом — снова тренировки».

Женщина говорит, что видит мужа лишь в выходные. До беременности она еще ездила к нему на сборы в Стайки, где молодая семья проводила вместе каждую свободную минуту. А теперь Ира с дочуркой ждут своего чемпиона дома.

— Сейчас, после соревнований, папа дома — и у нас самое счастливое время, — улыбается она. — Любой профессиональный спортсмен семьи лишен, потому что если хочешь результат — нужно работать. Я знала, за кого замуж выхожу, знала, что он постоянно будет заниматься. Я уважаю его труд, поэтому отношусь к его отсутствию спокойно. Да, приходится подстраиваться, но это несложно, если любишь человека.

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Маленькая Кристина пока не совсем понимает, каких успехов добился ее отец. Но если видит на экране телевизора мужчину с бородой и штангой, показывает пальцем и кричит: «Папа!».

Во время соревнований Олимпиады в Рио малышка спала. Ирина со своими родителями следила за каждой секундой выступления. Смотрели до конца, потом созванивались с Вадимом, в итоге легли спать на заре. А в семь утра Кристина уже всех подняла.

О жилье и равнодушии чиновников

Семья живет в однокомнатной квартире в так называемой «китайской стене» в центре Могилева. Жилье служебное, арендное — квартиру Вадим получил в 2009 году по указу президента за высокие достижения в спорте.

Спортсмен говорит, что, по рассказам соседей, до него здесь жила старушка, которая превратила "однушку" в свалку. После ее смерти из квартиры вывезли 5 машин мусора, а тяжелоатлет получил голые стены с въевшимся неприятным запахом. За 7 лет Вадим сам сделал ремонт и превратил квартиру в «конфетку».

Стрельцовы хотят жилье приватизировать, провели оценку, но пока не могут добиться внятного ответа.

— Мы не просим бесплатно, мы готовы квартиру приватизировать и просили об этом власти. Думаю, чемпион мира может рассчитывать на исключение, — говорит Ирина. Почему исключение — полученное после 2007 года жилье — по закону не может быть приватизировано?

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

У Вадима тема жилья также явно вызывает раздражение. Обычно спокойный и молчаливый, он эмоционально рассказывает:

— Мы подали все документы, чтобы чиновники передали их президенту, потому что это он будет решать, как поступить с жильем, а не местная власть. Так могилевские власти с ноября прошлого года до сих пор документы отправляют. Уже и Олимпиада прошла.

Они в своем репертуаре — никому ничего не нужно и никто не нужен. Помощи никакой. Я выиграл чемпионат мира — готовился на Олимпиаду, попросил помочь: фармакология ведь нужна, как минимум витамины. Я ведь не могу всю президентскую стипендию тратить только на подготовку к Олимпиаде, потому что у меня семья, ребенок. Одни подгузники сколько стоят!

Вадим говорит, что до чемпионата мира от управления спорта и туризма облисполкома ему платили 3 млн рублей (неденоминированных). Когда Стрельцов стал чемпионом, попросил стипендию, чтобы готовиться к Рио. «Так и те 3 миллиона забрали, сказали, мол, достаточно тебе и президентской стипендии», — качает головой Вадим.

После Олимпиады Стрельцов по приглашению ездил на открытие зала тяжелой атлетики в Витебске, где «губернатор Витебщины по-человечески поздравил, дал премию». В Могилеве же Вадима не поздравляли.

— Я только цветы в аэропорту получил, как из Рио прилетел. Даже диплома — бумажки в рамке — не дождался от местных властей. Меня власти Витебской области поздравили, так как тренер мой из Новополоцка: он договорился в свое время, что я буду представлять обе области на соревнованиях. А для Могилева серебро Олимпийских игр, видимо, ничего не значит. 1 сентября хотя бы в училище Олимпийского резерва на линейку позвали, поздравили. Спасибо, хоть они не забыли, что я отсюда, — говорит серебряный призер.

Стрельцовы даже думают, не переехать ли им в Витебск, где, по их мнению, к спортсменам относятся небезразлично.

Пока же Вадим настроен завоевать медаль и на Олимпиаде в Токио. Будет тренироваться.

-90%
-10%
-15%
-50%
-33%
-20%
-10%
-20%