172 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Выходец из БРСМ стал новым директором Оперного театра
  2. Лаевский: Максиму Знаку предъявили окончательное обвинение. Его дело скоро передадут в суд
  3. Эксперт поделился секретами, как легко и эффективно можно почистить газовую плиту
  4. Уборка, поминальная трапеза и цветы. Радуница на маленьких кладбищах Минска
  5. «Всех разобрали, а я стою. Ну, думаю, теперь точно расстреляют». История остарбайтера Анны, которая потеряла в войну всех
  6. «Заходишь в город, а там стоит плач и кругом сотни гробов». История 95-летнего ветерана ВОВ
  7. «Мама горевала, что не дождалась Ивана». Спустя 80 лет семья узнала о судьбе брата, пропавшего в 1941-м
  8. Как приготовить рассыпчатый рис? Шеф-повар делится своими секретами
  9. Сколько стоит новый кроссовер в Беларуси и у ближайших соседей. Сравнили цены — и вот результат
  10. «Общество заточено на «откаты». Откровенный разговор с архитектором о строительстве частных домов
  11. «Спасите семью от развода». Подборка самых необычных объявлений о продаже авто
  12. Стрельба в школе в Казани: погибли 9 человек
  13. Один из лидеров минского «Динамо» покинул команду
  14. В Могилеве начался суд над Павлом Северинцем, он закрытый. Всех пришедших поддержать выгнали из здания
  15. Население Китая уже почти не растет, его вот-вот обгонит Индия
  16. Очереди в пункт вакцинации «Экспобела» были такие длинные, что ввели предварительную регистрацию
  17. Эндокринолог — о том, почему сахарным диабетом болеет все больше людей
  18. Остаться одному после 67 лет брака. Поговорили с героем, чья история любви год назад восхитила читателей
  19. «Парни, подкатывая, просят посоветовать пилу». История лесоруба Вики
  20. Иностранные инвестиции выросли. Но в игру вступили политика, неопределенность и обещания контрсанкций
  21. «Восстановление костела — вызов для всех белорусов». Как Будслав пережил пожар в своей главной святыне
  22. Дело Тихановского и Статкевича будет рассматривать Гомельский областной суд
  23. Парень, который выжил. История 23-летнего Антона, который после ДТП 43 дня провел в коме и выкарабкался
  24. «До переезда я думал, что это типичный Техас с перекати-поле». Белорусы — о жизни в Остине
  25. Самое лютое соперничество в женской «фигурке» закончилось нападением. В Голливуде об этом даже сняли кино
  26. Мэр израильского Лода заявил о полной потере контроля над городом. Нетаньяху ввел режим ЧП
  27. Минздрав озвучил свежую статистику по коронавирусу в стране
  28. «Боялись последствий со стороны банка». Что говорят в суде над топами Белгазпромбанка взяткодатели
  29. В Беларуси не хватает почти 84 тысяч работников. Какие кадры в дефиците
  30. Будет учтено «все происходящее в стране»: представитель ЕС рассказал, когда ждать четвертый пакет санкций


Олимпийский чемпион 2008 года штангист Андрей Арямнов в интервью на своем YouTube-канале рассказал, что хочет вернуться в профессиональный спорт и даже может выступить на Евроиграх 2019 года в Беларуси, хотя тяжелой атлетики в программе соревнований нет.

Youtube канал Андрея Арямнова
Youtube канал Андрея Арямнова

О возвращении на помост

— На данный момент я вроде как залечил травму и готов попробовать себя. В ближайшее время я хочу обязательно выступить на каком-нибудь старте. Не загадываю никаких медалей, я просто хочу вспомнить помост. Хочу вспомнить кураж и тряхануть молодостью.

Думаю, что если я начну с чемпионата области, этого уже будет достаточно. Но чтобы поехать на чемпионат страны, нужно серьезно себя проявить  на чемпионате области.

Как олимпийский чемпион, я не очень хочу проигрывать недостойным соперникам. Хочется себя показать. Амбиции мои не на последнем месте. Я заслуженный мастер спорта, и не хочется занижать планку.

Максимальный результат сейчас для меня — это выезд на какой-нибудь международный старт. Для начала — только участие.

Я уже и так максимально сделал для своей страны. Выиграл абсолютно все соревнования, установил все абсолютно рекорды. И оказалось, что этого недостаточно. Мне иногда кажется, что в нашей стране чем меньше ты сделаешь, тем меньше от тебя требуют, а чем больше сделаешь — тем больше требуют. Не понимаю я этой логики, нашей белорусской.

Хотелось бы поставить красивую финальную точку. Но процентов 70 на то, что я не наберу той максимальной формы, потому что это затратно физически. Это нереальные нагрузки. А у меня нету никакой поддержки от страны. Не понимаю, почему мои знания не нужны стране.

Тяжелая атлетика — это белорусский вид спорта. Я думаю, что где-то наш руководитель должен повлиять, все-таки мы будем проводить Евроигры. Думаю, процентов на 70 тяжелая атлетика будет на Евроиграх и я обязательно выступлю. Но если меня не возьмут в команду, я обязательно выступлю тогда за другую страну. Потому что мне уже до лампочки из-за такого отношения, я устал нервничать. Не хотите — не надо!

О патриотизме

Сменить гражданство ради любимого вида спорта? Легко! Потому что спорт — это жизнь. А если меня страна не понимает так долго, на протяжении уже десятилетия, и я должен под нее подстраиваться… Знаете что? Хай она подстроится под меня.

Патриотический огонь во мне не погас. Но огонь — такая вещь, и легкий дождик может затушить его.

Я больше не хочу никому навязываться. Я сейчас все больше и больше нахожу себя в разных вещах. Я разносторонне развитый человек и сейчас доказываю это. И где-то рад, что не прилип к тому, что происходит в руководстве нашей федерации, нашем Министерстве спорта. То, что сейчас происходит в нашем спорте, спортом не назовешь. Руководитель — не спортсмен, банда какая-то пришла непонятно откуда. Все меньше и меньше спортсменов в спорте — только ребята, которые выступают. А тренеры, руководители — вообще непонятно из какой они сферы.

Влезать в эту клоаку я не хочу. Меня раздражают руководители, которые приходят из Министерства спорта. Мне хватает нескольких минут общения с ними, чтобы понять на каком уровне они находятся.

Многие руководители имеют привычку накричать — у вас не так, у вас не так. И мы должны из ничего построить что-то. А я — человек абсолютно независимый. Я могу любого министра спорта из нашей спортшколы за шквирки выкинуть, если он себя неправильно будет вести. У меня достаточно физических сил, чтобы разобраться с любым негодяем и бездельником.

Я никак не завишу от министерства. Что оно мне может сделать? Все плохое, что они могли сделать, они уже сделали. Хуже в этом плане, скорее всего, уже быть не может.

Если я сейчас без всякой помощи добьюсь результата, я уеду за нормальными деньгами.

Видео: Андрей Арямнов

В какой-то момент у меня не хватало опыта, чтобы стать независимым. Меня втягивали в зависимость. На тот момент, когда у меня начались конфликты в сборной, мой патриотизм меня же и погубил. Надо было отряхнуть руки, выехать за другую страну и выиграть еще четыре Олимпиады.

А здесь у меня деньги забрали, витаминизацию забрали, не кормили, не поили, и заставляли выиграть Олимпийские игры. Их посадить всех нужно. Любой человек, подкованный в юриспруденции, поймет, что это уголовно наказуемое.

Если спортивные руководители сидят на таких постах и у них не хватает «соображалки», их нужно уволить и наказать. По закону.

Когда меня лишили прав, я ответил по закону. Заплатил штраф, понес все наказания. А у меня эти «недарэки» еще и забрали средства на подготовку. На десять месяцев отобрали президентскую стипендию, которую я зарабатывал. Не так легко это все происходило. Я по закону ответил, и еще сверху. Вот эта белорусская позиция по наказаниям абсолютно неадекватная, абсолютно контрпродуктивная.

Если нашу систему наказаний приклеить к системе вознаграждений, чтобы она тоже индексировалась, это будет достойно. Потому что сейчас за нашу страну, если вы не получаете вознаграждение от другого государства, выступать вообще невыгодно. Потому у нас все спортсмены или ломятся отсюда или не знают, как найти моментик — и «дернуть» отсюда.

Если бы я не дал слово своим детям, то я уже тоже это бы сделал. Но у меня любимые ученики. Детей я обманывать не хочу. У меня сейчас отпуск. И представляете, я ежедневно нахожусь в спортшколе, тренирую детей.

О медийности и политике

Когда я понял, что лучшая защита — это нападение и стал рассказывать, где и как у нас неправильно делается, они начали на меня нападать. Я понял, что министром спорта я не стану, потому что меня не пустят к руководящим должностям. И после этого начал отдыхать, вести себя, как хочу. А они стали везде писать, что я неуправляемый, говорить, что я такой-сякой. Я и стал неуправляемым.

Но вначале я был абсолютно спокойным, адекватным спортсменом, очень трудолюбивым. Все делал для того, чтобы быть идеальным спортсменом. Но когда меня начали унижать, решил специально стать таким. Они просто не знали, насколько я могу быть плохим. И все, что создал, я потом разнес. Потому что я знаю, что подымусь заново, а все остальное барахло, которое поднялось за мой счет — оно не поднимется.

Что касается моего канала на YouTube, то эффект он него превзошел мои ожидания. Мои зрители — не только тяжелоатлеты. Кому-то интересно узнать и о моей жизни, как олимпийского чемпиона. Стараюсь каждому дать свое. Читаю комментарии и решаю, какие видео делать. Сейчас у меня задача — все делать более качественно, начиная с оформления.

Я давно медийная личность в Беларуси. В свое время у меня была такая известность в стране, что если бы я лаборатировался… или как там это называется? Короче, если бы пошел путем каким-нибудь в Думу, или решил стать президентом, то, думаю, за меня проголосовало бы больше, чем за президента нашей страны. Если бы эти честные голосования были. Потому что меня узнавали в любом городе нашей страны и за рубежом. Меня египтяне узнавали. Очень большая известность была, огромная. Но у меня начались проблемы из-за того, что меня обидели белорусы. Сначала обидело руководство, потом передало это настроение газетчикам, а потом это передалось обществу. Все начали на меня смотреть и ждать от меня чего-то плохого. А если от меня чего-то плохого ждут, то я, естественно, даю. Я вообще всегда даю то, чего от меня ждут, — сказал Андрей Арямнов.

-25%
-21%
-20%
-15%
-30%
-11%
-10%
-20%
-20%
-50%
-15%