• Биатлон
  • Хоккей
  • Футбол
  • Теннис
  • Баскетбол
  • Гандбол
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/

7 апреля Геннадий Лаптев стал чемпионом Европы по тяжелой атлетике, с чем его поздравил президент страны: «Ты впервые вышел на помост взрослых соревнований континентального первенства и сразу же показал высочайший уровень». Сегодня 20-летний Лаптев герой, но все могло быть по-другому. В подростковые годы он употреблял наркотики, напивался и был частым гостем в милиции. За него вступался Вадим Девятовский, но парень все равно «косячил». В интервью SPORT.TUT.BY Лаптев поведал, как вопреки обстоятельствам и дурному влиянию перестал прожигать жизнь.

Фото: Марина Серебрякова, TUT.BY
В руках у Геннадия — поздравительное письмо от главы государства Александра Лукашенко. Фото: Марина Серебрякова, TUT.BY

«После первого привода в милицию за меня поручились мэр Новополоцка и Девятовский»

— Под постом с новостью о победе на чемпионате Европы у тебя в соцсетях интересная переписка. «Не зря в лесу в детстве качались», — написал один из твоих друзей. Твой ответ: «Да, турнички там, пакеты целлофановые брали вместо лямок». Объясни.

— Это неудачная шутка! Но я поясню. Все мои друзья в школьные годы были из неблагополучных семей. Мы нюхали клей…

Я ненадолго прервусь, ладно? Мне хочется быть с вами откровенным, а не выставлять себя во всем белом, как высокородного чемпиона. В подростковые годы я делал много плохих вещей и хочу рассказать, как не стал пьяницей или наркоманом, хотя был на грани. Один из моих друзей детства загремел в тюрьму из-за наркотиков. Наркотики — фу, дешевые эффекты, зло! К счастью, я выкарабкался, нашел путь к нормальной жизни. Мне помог спорт.

Отец с матерью разошлись, когда я был маленьким. Не очень хорошее начало, да? Мы с сестрой остались с мамой. Жили в малосемейке: двадцать квадратных метров на троих. Мама тащила нас, много трудилась, чтобы прокормить. С отцом я старался поддерживать связь, а он обычно находился далеко от нас. Был строителем, разъезжал по стране в поисках работы. С ним общался чаще, чем с матерью. Отец был непререкаемым авторитетом для меня. Научил меня готовить мясо на огне, управлять ножом (папа был из военных) и тому подобное.

В 2010 году папа занимался объектом где-то под Минском. Утонул… Это случилось в его день рождения. После работы вместе с мужиками пошел на озеро, и, видать, судороги схватили — все, нет отца. Не сразу понял, что произошло. Два следующих дня прошли в слезах. Мне было чуть больше десяти лет.

При жизни отца всегда думал о том, как бы мне не влетело от него за какой-нибудь проступок. Он же мог по шапке дать! С его уходом и контроля надо мной не стало. Мать не могла со мной совладать. Наверное, до девятого класса, когда за мной уже было несколько залетов, мы с ней толком не разговаривали — просто жили вместе. Даже сейчас у меня нет ответа, почему так сложилось. Будь возможность повернуть время вспять, каждый день разговаривал бы с матерью и помогал бы ей.

— Когда тема с пакетом и клеем была актуальна?

— В шестом или седьмом классе. Не знаю, сколько это продолжалось. Может, полгода. Может, год.

— С какой частотой? Это случалось в любой свободный вечер?

— Можно и так сказать.

Затем у меня появились проблемы другого характера. Хм, сколько же? Три привода в милицию, представляете! В первый раз, когда учился в восьмом классе, причем не в школе, а в Новополоцком училище олимпийского резерва! Меня доставили в милицию в состоянии алкогольного опьянения. С друзьями отмечали чей-то день рождения, я выпил пива. После пошли гулять, а ведь я был в абсолютно неадекватном состоянии! Кто-то вызвал милицию, и меня забрали.

Фото: instagram.com/gennady_laptev
Фото: instagram.com/gennady_laptev

— А что училище? Тебя выгнали?

— После первого привода — нет. Я стал первым в училище, кто вляпался в подобную историю: таких там попросту не держат! За меня поручились мэр города и Вадим Девятовский (депутат Палаты представителей и глава Белорусской федерации легкой атлетики. Он родом из Новополоцка, как и Геннадий. — Прим. ред.).

— Девятовский тоже?

— Да. Звонил мне, старался оказать положительное влияние. На тот момент, к сожалению, я этого не ценил. Ровно через год меня отчислили, так как снова попался пьяным… Вместе с тем последовало увольнение из училища моего первого тренера Александра Фурса. Стыдно. Стыдно и перед Девятовским. В последние годы мы с ним виделись мимолетом несколько раз. Теряюсь в догадках, узнал ли он меня. Мне очень стыдно, правда. Он поручился за меня, а я будто плюнул ему в лицо.

— Твои друзья «по интересам» были из спорта?

— Нет, все — просто ребята с улицы Ктатарова в Новополоцке. Не самый нарядный район — общаги, общаги.

— Новополоцкое училище находится за чертой города, в поселке Боровуха. Твой переезд туда не сделал тебя примерным учащимся, так?

— Туда меня заселили чуть ли не силой, чтобы отдалить от друзей. «Закрыли» после первого привода, поставили на режим. Чтобы вы понимали, с двухразовыми тренировками и учебой у меня оставалось лишь два свободных часа в день. А отбой — это когда выключают электричество в общежитии: ты точно ляжешь спать!

Забавно и то, что я продолжал тренироваться в зале, который располагался рядом с родительским домом. Ежедневно дважды проезжал рядом с домом, но не мог зайти — не разрешали. Смотрел на дом в окошко автобуса и ехал обратно в училище, где совершенно точно не хотел находиться. И ведь как устроен человек? Если он захочет сделать по-своему, он же найдет способ, верно?

— Как ты оказался в милиции во второй раз?

— Снова праздновали чей-то день рождения, на этот раз выпил немного пива. Нашей компании оказалось мало, и мы зашли в магазин, где нас взяли с поличным. Там был участковый милиционер, и, конечно, он нас узнал, учуял запах.

Третий привод в милицию — это по глупости. Мне не было шестнадцати лет, и после 23.00 меня, не находившегося в сопровождении подростка, задержали на улице.

— Какой из трех приводов самый обидный?

— Второй. Первый — понятно, по делу. А во второй раз — случайная встреча с участковым, отчисление… Я был без тормозов. Не думал о том, что кого-то подставляю и что делаю больно родным.

— Считается, чтобы дети шатались бы на улице, лучше занять их делом — допустим, отдать в спорт.

— Это не так работает, и детям нужен контроль родителей. Но не такой — отзвонись, куда идешь и что делаешь. Родителям следует правильно задать направление, чтобы дети не попали в плохую компанию и не занимались чернухой.

Я потерял отца, не ценил общение с матерью и, увы, всему научился на улице.

— Чему же?

— Тому, что за ошибки приходится расплачиваться.

«Первое время скалился в разговоре с Арямновым, дерзил ему. Не выдерживал и посылал на три буквы»

— Что было после отчисления из училища олимпийского резерва?

— Перестал тренироваться, так как энтузиазм быстро иссяк. Год провел в школе — девятый класс. Пока не выпустился, то есть почти год, курил спайс. Полное дно! Каждые выходные у меня был алкоголь, курительные смеси… Страшно вспоминать.

— Где ты находил деньги и наркотики?

— Хороший вопрос. Не помню, откуда у меня постоянно были деньги, но они откуда-то брались. Я был в такой компании: не у меня, так у кого-то другого нашлись бы…

После школы пошел в политехнический колледж в Новополоцке на сварщика. Посмотрел на таких же ребят, как я, на преподавателей, а это пьющие люди! Не все, но многие. Какие перспективы? Захотел вернуться в спорт. Соскучился. Причем имел в виду не спорт высших достижений, а физкультуру.

Пришел в зал, где работал мой первый тренер. Вскоре стал заниматься у Сергея Викторовича Тихоненко, моего нынешнего наставника. За два месяца превзошел результат, с которым уходил из спорта. Через четыре месяца стал вторым на Кубке Беларуси среди мужчин и выполнил норматив на звание мастера спорта. Снова стал представлять собой что-то. По юниорам шел первым номером, по мужчинам — вторым.

— Другими словами, национальная сборная не могла игнорировать тебя?

— Да, с Евгеньевичем постоянно виделись (речь про Виктора Шершукова, главного тренера команды. — Прим. ред.). Он тоже новополоцкий. Часто приезжал к нам, напутствовал, а иной раз спонсорскую денюжку «тыкал».

Когда я выиграл все внутренние старты, он сказал: «Через месяц приезжай на сбор!» Поехал, но еще не видел себя на чемпионатах Европы и мира, не думал о победах. Для меня имело значение вернуться к нормальному образу жизни. Спорт помогал стать собранным и дисциплинированным.

Евгеньевич любит рассказывать про наших легенд тяжелой атлетики: про Александра Курловича, двукратного олимпийского чемпиона, и как он ездил с ним на Олимпиаду. Мне нравится слушать. Проникся любовью к спорту, стал интересоваться успехами других тяжелоатлетов.

Фото: weightlifting.by
Фото: weightlifting.by

— Ты, Андрей Арямнов — самые известные примеры «залетных» чемпионов в сборной. Почему в вашем виде спорта много таких?

— «Залетные», но с сильным характером. Слабохарактерные в спорте не протянут долго.

— Может, дело в выборке? У вас неаристократичный и неденежный вид спорта, и приходят в него часто из неблагополучных семей, что подтверждает твой случай.

— Согласен. Раньше в некоторых областях страны залы были в ужасном состоянии: дырявые помосты, старые штанги, которые не гнутся. Неудивительно, что контингент такой. Но ситуация меняется к лучшему. Появляются новые залы — здорово, а национальная команда передает в регионы старый инвентарь.

— Арямнов — авторитет для тебя?

— Я ни на кого не равняюсь, не строю себе кумиров. Уважаю людей за поступки. Евгеньевича уважаю, Арямнова тоже — за камбэк на чемпионате Европы (выиграл серебро, хотя пять лет не приносил медалей. — Прим. ред.). Приятно, что за почти год, что он с нами, в команде, сильно изменился.

Честно говоря, первое время я скалился в разговоре с Андреем, дерзил ему. А все потому, что он был невыносим: то и дело перечислял свои регалии! Все это дела давно минувших дней! Сейчас доказывай, а?! Еще Андрей лез с советами. Я не выдерживал и посылал его на три буквы. А больше всех комментарии Арямнова бесили Эдуарда Зезюлина.

Сейчас все по-другому! Андрей перестал звездиться. В нашей компании он будто дед и шутит классно!

— По прилете из Батуми, где проходил чемпионат Европы, Арямнов лестно высказался о Евгении Тихонцове и о тебе. Будто тебе нужно переходить в другую весовую категорию и что на следующем континентальном первенстве ты снова возьмешь золото.

— Приятно! Наши с Андреем взаимоотношения развиваются, посмотрим. После поздравления президента в мой адрес Андрей прикалывался. «Видно, что человек получил письмо от президента!» — отреагировал он, когда я вышел к команде не в спортивном костюме, а в чем-то своем.

В субботу, 20 апреля, пойдем с Андреем на съемки шоу «Макаенка, 9». Обрадовался, что идем именно с Андреем. Писал ему, но ответа не получил. Наверное, он ушел в запой, ха-ха! 17 апреля у Андрея был день рождения. Будет хорошо, если к субботе он очнется! Шучу! Так мог поступить Арямнов, которого мы знали раньше. Не стоит на него наговаривать.

«Иногда дрались с ребятами из других городов. Собрать по десять человек, чтобы вылететь „стенка на стенку“, — вообще не проблема»

— Когда ты занялся спортом?

— Много видов перепробовал, прежде чем стать штангистом: плавание, метание молота, тайский бокс, джиу-джитсу, дзюдо, пожарно-спасательный спорт, рукопашный бой. В тяжелой атлетике, куда я пришел в 2009 году, сразу пошло-поехало, остался. У меня был такой запас в результате, что мог месяцами не ходить на тренировки! Пил, курил, нюхал клей, а потом приходил за две недели до чемпионата страны и в своем возрасте побеждал с рекордами, которые до сих пор не побиты. Не осознавал, как много может дать мне спорт, если буду вести здоровый образ жизни и работать над собой. Есть сила — ну и хорошо!

Знаете, что такое ОПГ?

— Ты сейчас про бойцов сродни тем, которых называют футбольными хулиганами?

— Да, но нас не приписывали к «Нафтану» или какому-нибудь другому клубу. Ребята зачастую не ходили на футбол, только если фанаты просили: «Ну придите! Вы же хулиганы! Можете вступиться?». В основном мы не дрались, а тренировались в поле. Имелся какой-то инвентарь. Время от времени устраивали «забилы».

— С кем?

— С такими же, как мы, только из Полоцка. Всего в Полоцке и Новополоцке около четырех таких групп. Иногда дрались с ребятами из других городов: Минска, Витебска, а то и вовсе из агрогородка или деревни. Собрать по десять человек с каждой стороны, чтобы вылететь «стенка на стенку», — вообще не проблема.

— Какой у тебя рекорд в схватках в поле?

— Недолго пробыл в этом движении. У меня была только одна «тема». Нас за пять минут скрутили. Я чуть было не потерял сознание! От изнеможения, потому что пять минут без передышки махать кулаками непросто. Мой соперник захватывал руки, удерживал. А как только удавалось освободиться, рука вылетала и по морде ему!

— Сколько тебе было?

— Пятнадцать или шестнадцать лет. В тот период стало срастаться с национальной командой по тяжелой атлетике. Надо было заканчивать с драками, ведь не только на «темах», но и на тренировках у нас люди ноги ломали.

Фото: instagram.com/gennady_laptev
Фото: instagram.com/gennady_laptev

— Расскажи, как ты сломал руку.

— На областных соревнованиях по тяжелой атлетике переоценил возможности. Приехал туда после чемпионата страны «по кадетам», который выиграл с рекордом, и полез на штангу, что была тяжелее рекорда на восемь килограммов. Вырвал, а в момент удержания случилось кручение штанги. Правую руку вывернуло, и кисть коснулась предплечья с внешней стороны. Штанга упала, и только тогда я увидел, что кисть болтается.

— На этот раз ты упал в обморок?

— Нет, но это был шок! В машине по дороге в больницу стал прикидывать, что это хорошо, что правую руку сломал.

— Почему?

— Чтобы в училище не писать. Терпеть не мог учебу, да и пребывание в училище было невыносимым… Год назад сдавал централизованное тестирование. По русскому языку и математике получил в районе десяти баллов, так что на физику решил даже не идти. Благодаря спорту мне все же помогли поступить в БГАТУ, факультет «Технический сервис в АПК». Одну сессию уже сдал. Преподаватели помогают с учебой, дают нам, спортсменам, тот минимум, который обязательно нужно знать.

«С президентом встретимся в понедельник. Боюсь налажать»

— Ты здоров?

— К счастью, медицинские осмотры показывают, что это так.

— Ты трезвенник?

— Можно сказать, да. Сорок градусов и выше — все это я не пью. Могу лишь в составе коктейля, но чаще — пиво, когда зову друзей в бар отметить какой-то успех в спорте. Такие вечера заканчиваются вызовом такси, а дома сразу ложусь спать.

— Водишь авто?

— Нет, но очень хочу. Учусь в автошколе вместе с Тихонцовым и Зезюлиным. Вот-вот пойдут призовые, зарплата повыше — и сразу машину куплю.

— Ты пытался загладить вину перед своим первым тренером? Его уволили из училища из-за твоих пьянок.

— Я заглаживаю вину, когда побеждаю. Намерен продолжать побеждать. Мой первый тренер за это что-то получает, так что я стараюсь и для него. Мы постоянно созваниваемся. Бывает, что звоню ему, а не действующему тренеру. Скидываю ему видео своих попыток. Он что-то советует, подсказывает.

— А с матерью ладишь?

— Все отлично! После возрващения из Батуми поехал в Новополоцк. Навестил маму. Оставил у нее с десяток букетов, гостинцы, привезенные из Грузии, специи. Ей очень понравились именно специи. «Самое лучшее, что мог купить», — сказала. Сестре вино хорошее привез. Пару дней прошло, а потом мама спросила: «Опять уезжаешь?» — «Опять».

Большую часть времени провожу в Минске. Живу у девушки. Она из Могилева. Учится в лингвистическом университете. Договорились, что, когда получу права, она поможет подтянуть мой английский.

Фото: weightlifting.by
Геннадий с Виктором Шершуковым, главным тренером сборной Беларуси по тяжелой атлетике. Фото: weightlifting.by

— У тебя на теле много татуировок: волк на шее, волки на животе, рукав на левой руке с реальной девушкой-незнакомкой из Instagram на плече, выдуманная девушка с рогами на бедре. Что дальше?

— Есть идея набить рукав, где была бы проиллюстрирована вся моя жизнь — от периода самоуничтожения, когда были наркотики, бухло, милиция и девочки, до ярких моментов в спорте вместе с целями, к которым я стремлюсь. Может, Евгеньича набью. Он ведь тоже легенда! Учит нас жизни, как вести себя с людьми. Часто повторяет: «Не суетитесь под клиента», что значит — не надо лишних движений. Мол, вы еще многого добьетесь, станете мировыми звездами, а пока — «не суетитесь»!

— Из-за нарушений антидопинговых правил в прошлом у Беларуси на Игры в Токио пока есть по одной лицензии для мужчин и женщин. Напрягает?

— Имеем то, что имеем. Ситуация не требует пояснений. Говоря о себе, я даже не думаю, чтобы вести подготовку к Токио-2020. Нужно менять весовую категорию, набирать кондиции. Форсировать подготовку не стоит. Хочется, чтобы на Олимпиаде нас представил молодой спортсмен. Например, Тихонцов (как и Геннадий, на чемпионате Европы в Батуми выиграл золото. — Прим. ред.).

— Почему он?

— Он дерзкий! Поднимать 400 кг (178 в рывке и 222 в толчке) в двадцать лет — это реально наглеж! Пока на Олимпиаде его главными соперниками видятся иранец Сохраб Моради и китаец Тао Цян. Не знаю, как Женя будет их выигрывать, но, если победит, готов целовать ему ноги!

Нам обязательно нужна медаль, которая позволила бы поднять всю страну на уши. Тихонцов — лидер нашей юниорской сборной, а вскоре, думаю, станет и вожаком старшей команды. Пугает лишь его нестабильность. Бывало, поднимал раз через раз. Но ничего, добавит.

Фото: Марина Серебрякова, TUT.BY
Фото: Марина Серебрякова, TUT.BY

— С победой на ЧЕ тебя поздравил президент. Представлял ли ты свою встречу с ним?

— Мы встретимся в понедельник. Боюсь налажать. Бывает, во время телеинтервью начинаю заикаться, а тут — визит к президенту!

— Что наденешь?

— Думаю.

— Будешь прятать татуировку на шее, остановив выбор на водолазке, например?

— Сразу — нет! Когда я начал выигрывать по юниорам, стал интересен телевизионщикам и министрам. Так вот тренер постоянно твердил, имея в виду тату на шее: «Гена-Гена, надень что-нибудь! Не дай бог министр увидит! Он у нас такой человек, что может и наругать!» После победы на чемпионате Европы меня показали по всем телеканалам, так что нет больше смысла прятать татуировки. Я такой, какой есть. Не думаю, что взрослый человек будет осуждать меня за татуировки. Так-то я ничего плохого не делаю.

Хотелось бы под встречу с президентом купить деловой костюм и выглядеть мужчиной, а то устал я от «спортивки». Наш спортивный костюм голубого… василькового цвета я бы сжег, дай мне волю! Знаю, что белая олимпийская форма под Рио-2016 ничего такой получилась. А моя мечта — это черный спортивный костюм сборной Беларуси! Черный смотрится солидно.

— Что скажешь президенту?

— Если мне дадут слово, то просто выпаду в осадок. Что говорить? Работаем дальше. Постараемся выиграть Олимпиаду. Или просто «спасибо»! Спасибо за все, что делается для спорта в стране. Мои друзья сегодня — парни, с которыми в юношестве я ходил драться «стенка на стенку». Так вот они ушли с улицы в залы. Здорово, что в Новополоцке таких мест становится все больше и больше. Ребятам есть где выплеснуть энергию.

— А что насчет малолеток с проблемами? Какое сообщение считаешь важным донести до них?

— Чтобы не сбиться с пути, хорошо бы найти дело, которое ты любишь: рисовать или снимать блог на YouTube. Начнет получаться — дурное само улетучится. А уж если имеется зависимость, то без профессиональной помощи никуда. Не нужно бояться попросить о помощи. Это первый шаг.

-10%
-50%
-10%
-10%
-60%
-20%
-22%
-10%
-20%
-20%
0065768