/ /

Вспоминая молодость, президент Беларуси Александр Лукашенко назвал тяжелую атлетику нудным видом спорта. Лидеры тяжелоатлетической сборной страны Юлия и Петр Асаенок не спорят с такой характеристикой и ответили президенту сравнением его фигуры с квадратом. В интервью SPORT.TUT.BY семейная пара рассказала о деревенском и детдомовском прошлом, красотках со штангой, невнимательном отношении тренеров к травмированным, а также о личной встрече с Лукашенко.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

«В детдоме заступился за сестру, так мне старшие ребята вдвоем наваляли. Скрутили, на колено положили, побили»

Юлия и Петр Асаенок вместе десять лет, из них шесть — как семья. На прошедшем в апреле этого года чемпионате Европы по тяжелой атлетике на счету Асаенков бронза в многоборье, которую выиграла девушка, и завоеванное парнем серебро.

Петр отчетливо помнит, когда впервые увидел Юлю. Это было на соревнованиях в Лельчицах в 2008 году. Но познакомились ребята чуть позже на другом турнире — в Бобруйске, а сдружились уже в Лиде. Обменялись номерами и стали ездить друг к другу в гости, притом что Петя жил в Могилеве, а Юля — в Бресте. С 2012 года они стали жить вместе в городе девушки.

— Сам я из детского дома, а потому до встречи с Юлей в подростковом возрасте никогда не ездил далеко один, — говорит Петр. — В детдоме прожил девять лет. В 1999 году в результате несчастного случая умер мой папа, а мама не выдержала и с горя начала пить. Ее лишили родительских прав.

К счастью, рядом находился дедушка. Помню все советы, которые он давал мне. Справиться со мной, озорным и задиристым проходимцем, и старшей сестрой деду было не под силу, поэтому он передал нас в интернат. Выбрал самый лучший. Говорил, что ездил смотреть детдома в Гомеле, откуда я родом, и в близлежащих городах. Остановил выбор на Речицкой школе-интернате. И правда, там работали хорошие воспитатели.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Мальчишкой я участвовал в соревнованиях по футболу, в беге на 100 и 500 м, — продолжает Петя. — Позже таможенники передали интернату оборудование для тяжелой атлетики: не то гриф, не то палка, но и на том спасибо. Нам выписали молодого тренера. Стали просматривать детей: ты, ты и ты — на обследование. «Петя, ты подходишь для тяжелой атлетики», — сказали мне, 12-летнему парню. Я быстро вошел в кураж, а после одного случая оставил занятия.

Старшие ребята, которые приставали к сестре, когда я за нее заступился, вдвоем наваляли мне. Скрутили, на колено положили, побили… Спустя время я вернулся в зал для тяжелой атлетики и очень хотел стать достаточно сильным, чтобы уметь постоять за дорогих мне людей. Лето отпахал и заслужил право поехать на соревнования, где стал вторым и где меня заметил тренер Анатолий Леонидович Лобачев. Он предложил переехать в Могилев. Согласился, а если бы нет — меня бы ожидала учеба в ПТУ. И что тогда со мной было бы дальше? Спорт же давал надежду. Достаточно было не останавливаться.

Наш интернат в Речице теперь — частично заброшенная территория, какие-то площади выделены под торговые точки. Получается, детдом превратился в магазин. Так было в 2017 году, когда я заезжал в Речицу. Мама? Звоню ей, делюсь новостями. Она молодец, не пьет сейчас. У нее есть мужчина.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Юля выросла в многодетной семье. Родилась в деревне, затем переехала в Ружаны. О штанге узнала в 2008 году, когда ее среднюю школу посетил тренер по тяжелой атлетике.

— Он просмотрел учеников, а уехала с ним на сборы в Брест только я, невысокая и гибкая 13-летняя девчонка, — вспоминает Юля. — Как обычно заманивают людей в тяжелую атлетику? Говорят, ты приходи, а у нас тут и бассейн, и баня. Так что я, конечно, переехала учиться в Брест. А куда деваться? В Ружанах особых перспектив не было, а в спорте что-то рисовалось. Попробовать стоило. Плюс в спорте я находилась на полном гособеспечении — мама не могла нарадоваться!

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Незадолго до ЧЕ-2019 Юля уходила из спорта на полтора года: Минспорта и туризма не продлило с ней контракт, а ведь у штангистки на тот момент была травма колена. Тогда Юля устроилась в Брестский областной центр поддержки спорта юрисконсультом, то есть пошла работать по образованию — у нее диплом Юридического колледжа БГУ.

— Опыта никакого, так что мучилась! Работала сутками! Хорошо, что Петя большую часть времени проводил на сборах. Так и жили лето 2018-го, пока 17 августа Петя не сказал: «Все, увольняйся! Готовься к чемпионату страны. Выступишь нормально — подтянем тебя в сборную». Возвращаться после паузы очень сложно. Чтобы мышцы были в тонусе, ты должен постоянно поднимать веса. Но когда у тебя травма нижней части туловища, это невозможно. С ног начинаются рывок, толчок, тяги, приседания. Качать только «верхушку»? А смысл?

Ничего, преодолела себя. Хотела доказать, что в меня зря не верили на фоне травмы. Говорили, твои проблемы. Езжай домой. Ты никакая. Злость берет! Никто на меня не смотрел, а как только в ноябре 2018 года Международная федерация тяжелой атлетики ввела весовую категорию до 45 кг у девушек, я стала интересна. Ладно, мы ускорили подготовку. За каких-то полгода проделали работу, на которую раньше мне требовалось три года. И так я выиграла бронзу чемпионата Европы в многоборье (69 кг в рывке и 81 кг в толчке, а сумма — 150 кг. — Прим. ред.).

— Правое колено, из-за которого прерывала карьеру, до сих пор болит, так что веса на чемпионате Европы я поднимала, как корч! — ругает себя Юля за два незасчитанных подхода на 83 кг в толчке.

«Президент не похож на тяжелоатлета. Он — как квадрат, как стена! То есть хоккеист»

Для тяжелоатлета Юля Асаенок сложена весьма женственно, за что должна быть благодарна родителям и легкой весовой категории (до 45 кг). Если бы кто-то взялся составить рейтинг красоток-штангисток, то Юля наверняка была бы в топе.

— Юля — на первом месте, Юля — на втором месте, и на третьем — тоже Юля, — это Петр пробует выделить свою десятку красавиц. — Ну вы поняли, мой рейтинг в стиле Златана Ибрагимовича! Когда его попросили составить команду мечты в футболе, то он выбрал одиннадцать Златанов. Вот так и у меня.

— А я включила бы в рейтинг испанку Лидию Валентин, — отметила Юля — Может, кто-то посчитает, что она «на любителя», однако в мире тяжелой атлетики она — икона, как Месси в «Барселоне» и как Роналду… Где он сейчас? В «Ювентусе»? У нас в тяжелой атлетике все красивые, кто следит за собой и хочет быть красивой. Из белорусских девчонок нравится, как выглядят Мариша Шкерманкова, Дашка Почобут.

Даша — друг нашей семьи, была свидетелем на свадьбе. На Олимпиаде 2016 года в Рио-де-Жанейро Даша стала шестой. Сейчас у нее травма. Выкарабкивается потихоньку. У нас вид спорта такой, что, если у тебя травма, тебя отодвигают на задний план. Никто из тренеров не поддержит. Ай, найдем новых! Каких новых? В нашей среде большого выбора нет.

— В апреле вы ходили на прием к Александру Лукашенко. Может, стоило бы ему как главе Национального олимпийского комитета рассказать о проблеме?

— А ему интересно это? Да и не нужно решать этот вопрос на уровне президента. Действовать должны тренеры. И вообще, когда мы сидели за одним столом с президентом, казалось, что смотрим телевизор!

— Я лично не знал, как и о чем заговорить с президентом, — признается Петя.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В феврале 2018 года после скандала вокруг судейских оценок для прыжка Антона Кушнира на Олимпиаде Лукашенко выразил желание расшевелить «сонное политизированное царство» Международного олимпийского комитета, выступив на его сессии.

— Можно было поговорить про отстранение мужской команды Беларуси по гребле от участия в Олимпиаде-2016, про жесткое наказание наших тяжелоатлетов за допинговые нарушения в прошлые годы. На Игры 2020 года в Токио от вас поедут один мужчина и одна женщина. И вопрос такой: когда Лукашенко выступит в МОК? Когда вступится за вас?

— У нас был разговор про Токио-2020, — нашелся Петя. — Главный тренер команды Виктор Евгеньевич Шершуков сказал президенту, что нам нужно больше лицензий на Олимпиаду. Александр Григорьевич ответил: давайте, кого-то приглашайте сюда, и я буду разговаривать, просить. Мол, подготовьте встречу, а он со своей стороны сделает все, что надо, чтобы хотя бы у нас было по две лицензии для мужчин и женщин… Мы, спортсмены, не могли с ходу задать такой объемный сложный вопрос президенту. Нельзя же сразу вот так спросить!

— А когда? Сколько лет будешь ждать?

— Просто хотелось оставить о себе хорошее впечатление. Мы же пришли к президенту по торжественному поводу — удачное командное выступление на чемпионате Европы (19 больших и малых наград и второе командное место. — Прим. ред.).

Фото: president.gov.by
Тяжелоатлеты на приеме у Александра Лукашенко в апреле 2019 года. Петр и Юлия Асаенок — крайние слева. Фото: president.gov.by

Юля соревнуется в неолимпийской весовой категории, так что для нее Токио-2020 — неактуальная тема. А вот Петр претендует на пока единственную у белорусских мужчин-штангистов путевку на Олимпиаду.

Фаворитом в этой гонке Геннадий Лаптев, чемпион Европы 2019 года, считает другого победителя ЧЕ-2019 — Евгения Тихонцова. Олимпийский чемпион Андрей Арямнов называет первым номером нашей сборной также Тихонцова, но и сам рвется в Токио.

— И какие же твои шансы, Петр?

— Хорошие. Почему? Я знаю свои силы. Я — темная лошадка в борьбе за лицензию. Чуть-чуть позади всех, но рядом. К Олимпиаде накачу. Когда мне надо, все сделаю для этого.

— Ваш вид спорта — это страшно тяжелый вид спорта, самый тяжелый вид спорта, такой нудный, где надо постоянно бороться, — заявил Александр Лукашенко на апрельской встрече со штангистами. — Хорошо бороться в игровых видах спорта, это интересно, динамично. Но когда ты постоянно борешься с собой и штангой… И так каждый день. Это очень тяжелый вид спорта. […] Откровенно говоря, это не мой вид спорта.

— Нууудный, — вот так сказал президент, — передает интонацию Лукашенко Петр Асаенок.

— И это правда! — подтверждает Юля. — Взять легкоатлетов. Они побегают, потом приходят в тренажерный зал, чтобы поделать тяги и рывки. «И как вы только можете все время работать со штангой?» — удивляются и плюются. Что поделать? Кто-то же должен занять эту нишу.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Еще Лукашенко сказал штангистам, что он больше похож на тяжелоатлета, чем на хоккеиста. С этим Юля Асаенок не согласна:

— Ну да, президент — сбитый, мощный, крепкий, но при этом высокий! В моем представлении тяжелоатлет — человек не очень высокого роста, с округлыми формами. Посмотрите на Петю! Он объемный. А президент не похож на тяжелоатлета. Он — как квадрат, как стена! То есть хоккеист.

«Спасибо тренеру, что дал нам в долг на первый взнос при покупке квартиры»

Подростковая влюбленность привела Юлю и Петю к семейной жизни, а их отношения, по мнению Юли, — это по-прежнему «хи-хи, ха-ха — легко и непринужденно», чего нельзя сказать о работе.

— В нашем виде спорта льется столько крови и пота, столько травм приходится перенести, что дети из состоятельных семей вряд ли захотят оставаться в тяжелой атлетике, — уверена Юля. — Здесь нужны люди из глубинки. Они ответственны и старательны и знают, зачем они в спорте. Спорт для них — шанс выбиться в люди.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Мотивацией Петра добиваться высоких результатов в последние годы была покупка квартиры в Бресте. На Олимпийских играх 2016 года Петя приблизился к цели, так как финишировал пятым и стал получать президентскую стипендию.

— Спасибо тренеру Виктору Евгеньевичу, что дал нам в долг на первый взнос, — отдает должное тренеру штангист. — Мы купили двухкомнатную квартиру в кредит на 20 лет.

— О чем думали, когда брали медали на ЧЕ-2019? Про то, что будете погашать кредит?

— Да. За второе место на чемпионате Европы мне дали 3 тысячи долларов, а если считать вместе с рекордами, то 4,5 тысячи. В тяжелой атлетике водятся не такие большие деньги. Не хочется профукать стипендию, пока она есть, так что мы стараемся быстрее погасить кредит.

— И при этом ездите на «бэхе».

— Машину купили в кредит после ЧЕ-2019 просто покататься. Я ее продам. Не буду на ней долго ездить. Ну просто очень нравится машина: подержанная, 2009 года выпуска. Заслужили. Все-таки два года проходили пешком, мотались между Брестом и центром олимпийской подготовки в Стайках, что под Минском, без машины. Тяжело. Сперва хотели купить автомобиль за 4 или 4,5 тысячи долларов, а потом я сказал Юльке: «Ну слушай, мы с тобой призеры чемпионата Европы! Давай чуть-чуть покатаемся».

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Юля и Петя сейчас как раз в Стайках, где пробудут вплоть до сентябрьского чемпионата мира. Он состоится в курортном городке Паттайя в Таиланде, и Асаенки с нетерпением ждут поездки «на мир».

— Юлька любит море, но съездить к морю у нас все не получается, — объясняет Петр. — Не можем выбраться, потому что живем тренировками. Ничего, говорю ей: «Свожу тебя в Таиланд на море!»

-30%
-50%
-10%
-30%
-50%
-10%
-10%
-45%
-10%